USD

72.968 (-0,03%)

EUR

86.542 (-0,01%)

MOEX

3793.69 (0,15%)

BRENT

72.39 (-0,69%)

Пшеница

723.6 (-0,80%)

Сахар

17.98 (0,17%)

USD

72.968 (-0,03%)

EUR

86.542 (-0,01%)

MOEX

3793.69 (0,15%)

BRENT

72.39 (-0,69%)

Пшеница

723.6 (-0,80%)

Сахар

17.98 (0,17%)

USD

72.968 (-0,03%)

EUR

86.542 (-0,01%)

MOEX

3793.69 (0,15%)

BRENT

72.39 (-0,69%)

Пшеница

723.6 (-0,80%)

Сахар

17.98 (0,17%)

USD

72.968 (-0,03%)

EUR

86.542 (-0,01%)

MOEX

3793.69 (0,15%)

BRENT

72.39 (-0,69%)

Пшеница

723.6 (-0,80%)

Сахар

17.98 (0,17%)

USD

72.968 (-0,03%)

EUR

86.542 (-0,01%)

MOEX

3793.69 (0,15%)

BRENT

72.39 (-0,69%)

Пшеница

723.6 (-0,80%)

Сахар

17.98 (0,17%)

Рынки

Минсельхоз создаст неснижаемый запас зерна и сахара

Продавать продукцию из интервенционного фонда будут при росте цен на 10%

На зерно из интервенционного фонда смогут претендовать только мукомолы и хлебопеки, на сахар — предприятия торговли
ooo-avg.ru
На зерно из интервенционного фонда смогут претендовать только мукомолы и хлебопеки, на сахар — предприятия торговли
ooo-avg.ru

Минсельхоз предлагает создать неснижаемый интервенционный фонд зерна и сахара объемом 3 млн т и 250 тыс. т соответственно. Закупки продукции могут пройти в 2022—2023 годах, говорится в пояснительной записке к проекту постановления правительства, опубликованному на портале проектов нормативных правовых актов. Там также уточняется, что зерно будет продаваться мукомольным и хлебопекарным предприятиям, сахар — в ритейл в случае роста цен на 10% и более по сравнению со средней ценой за аналогичные периоды трех предыдущих лет плюс инфляция.

«Минсельхозом России предложено сформировать неснижаемый запас зерна интервенционного фонда в размере 3 млн т, что соответствует двух-трехмесячной потребности в зерне у производителей муки. Кроме того, в целях обеспечения бесперебойных поставок сахара и стабилизации ценовой ситуации предложено создание аналогичного инструмента по сахару», — говорится в пояснительной записке к документу.

По словам гендиректора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрия Рылько, объем фонда в 3 млн т для зерна и 250 тыс. т для сахара можно назвать близким к оптимальному. «Однако с учетом того, что на зерно из фонда производители комбикормов претендовать не могут, возможно, объемы даже немного излишни», — добавляет он. Основными заложниками нынешней ситуации с ценами на зерно и лоббистами плавающих пошлин стали именно комбикормщики, и желательно, чтобы интервенционный фонд был рассчитан на решение их проблем. «В не меньшей степени нужно было бы предусмотреть наличие интервенционных запасов для комбикормщиков», — считает Рылько.

Механизм работы интервенционного фонда должен быть максимально гибким, закупки и продажи из него должны проводиться не в определенный период, а тогда, когда это нужно рынку, считает эксперт. «Минсельхозу и правительству не стоит заранее ограничивать себя какими-то жесткими формальными требованиями <...>. Пока нет ясности, что подразумевается под “неснижаемыми объемами”. Если это означает восстановление фонда в течение пары сезонов — это одна история, если предусматривается молниеносное восстановление — это работать не будет», — говорит гендиректор ИКАР.

То же самое, по его словам, касается и условия продажи зерна и сахара из фонда при росте цен на 10%: такой подход нельзя назвать гибким и оправданным в условиях реального рынка. Так, уровень повышения цен может быть и гораздо более серьезным, но связанным с внешними факторами, например, со снижением курса рубля. Нужно ли при изменении курса задействовать интервенционный фонд — это большой вопрос, рассуждает Рылько.

Вряд ли неснижаемый объем фонда в 3 млн т зерна сможет существенно повлиять на рынок: закупки будут удовлетворять текущие потребности отдельных предприятий, но это не будет регулированием рынка, считает вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. Кроме того, работа самого механизма крайне дорогая. Так, по словам Корбута, хранение одной тонны зерна, которое закупается по рыночным ценам, обходится минимум в 120-130 руб. в месяц.

Пока используемая в проекте постановления формулировка о реализации продукции из фонда при росте цен невнятная: нет уточнения, какие цены — отпускные от производителей или розничные — должны вырасти на 10%, и как долго они должны держаться на высоком уровне. «Я не вижу в этой деятельности смысла. На мой взгляд, этой работой (формированием неснижаемого интервенционного фонда) должен заниматься Росрезерв. И не нужно никакого ценового отслеживания — регионы обратились в правительство в случае необходимости, оно рассмотрело эти письма, и приняло решение о реализации зерна или сахара из интервенционного фонда», — говорит Корбут. 

«Изменения в правила — давно ожидаемый документ. Это и есть та самая перезагрузка интервенционного фонда зерна, о которой мы просили на совещании у президента в мае 2020 года, — прокомментировал «Агроинвестору» председатель правления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин. — Минсельхоз получит гибкий инструмент поддержки производителей муки. 3 млн т — достаточный запас для интервенционного фонда, способный сгладить потенциальные неблагоприятные ценовые колебания на рынке зерна».

Главное, продолжает Зернин, при формировании фонда не перестараться с темпами закупки зерна, поскольку разовая закупка столь серьезного объема может привести к деформации цен на внутреннем рынке. Важно действовать плавно, в соответствии с рыночной ситуацией. Например, с точки зрения влияния на цены, закупку в фонд целесообразно производить в начале зернового года, когда уровень цен традиционно минимален из-за давления объемов предложения нового урожая. «Очень надеюсь, что предлагаемые меры снизят необходимость в жестком регулировании экспорта зерна и создадут предпосылки для обнуления экспортной пошлины», — заключил он.

С сахаром, по словам Корбута, все проще — объем в 250 тыс. т сопоставим с месячным потреблением в стране, и его вполне достаточно для решения каких-то вопросов. Ранее ведущий эксперт ИКАР Евгений Иванов говорил «Агроинвестору», что объем интервенционного фонда для сахара должен быть равен минимум трехнедельному потреблению, а иначе механизм не окажет сильного влияния на рынок. При этом закупка сахара должна происходить на пике производства — примерно с середины сентября до середины ноября: обычно в это время цены снижаются, и сахарным заводам порой даже не хватает места на складах.

«На рынке бывают различные перекосы. Нужно закупать не мало и не много, нужно задуматься, в какое время и у кого покупать, в какое время и кому продавать, где хранить, о качестве сахара и упаковки, и о тысяче других вопросов технической реализации, — перечислял Иванов. — Также встанет вопрос о возможном конфликте интересов у менеджеров. Пока непонятно, как это все будет работать. Также надо быть готовым к тому, что за хранение необходимо платить и понимать, что продажа с учетом хранения может не покрыть затрат на покупку. Готово ли государство рисковать?».

Загрузка...