Рынки

Предпосылок для сильного снижения цен на подсолнечник и масло пока нет

На них влияют высокие мировые цены других масличных

К 1 января запасы подсолнечника в сельхозпредприятиях были на рекордном уровне
С. Венявский
К 1 января запасы подсолнечника в сельхозпредприятиях были на рекордном уровне
С. Венявский

Предпосылок для снижения цен на подсолнечник и подсолнечное масло в ближайшие несколько месяцев нет, считают эксперты, опрошенные «Агроинвестором». Причина этого — высокие мировые цены на сою и продукты ее переработки, а также на пальмовое масло. Однако большие запасы подсолнечника у российских сельхозпредприятий все же могут негативно отразиться на ценах. 

Сейчас активного снижения цен на подсолнечник нет, они даже растут, так как конкуренция между переработчиками обостряется, говорит вице-президент Российского зернового союза (РЗС) Александр Корбут. «И это хорошо, ведь такая ситуация положительно влияет на доходы сельхозпроизводителей. Однако сейчас цены на подсолнечник примерно на $100/т ниже, чем в прошлом году в это же время. Аграрии хотят 40-42 тыс. руб./т, они создали необходимые мощности для хранения и ведут совершенно нормальную политику», — оценивает Корбут. 

Он также не считает, что «крестьяне садились на подсолнечник», о чем говорилось осенью прошлого года: они хотят достойную цену на свою продукцию в условиях, по сути, запретительной пошлины на экспорт сырья и высоких цен на масло. «И в ближайшие два-три месяца, судя по тому, что я вижу, они снижаться не станут и будут в районе $1,38-1,39 тыс./т», — прокомментировал «Агроинвестору» Корбут.

По его мнению, ограничения на экспорт подсолнечника и масла в России уже привели к тому, что цены на семечку в нашей стране в долларах сейчас составляют $540/т, тогда как на Украине — свыше $700/т, хотя экспортные цены на растительное масло примерно одинаковые. «Таким образом аграриев приучили к тому, что политика продаж должна быть рациональна», — добавил Корбут.

Внутренние цены на подсолнечник без учета курсовых колебаний снижаются, если сравнивать этот год с предыдущим, и в ближайшее время Масложировой союз ожидает их дальнейшей корректировки, прокомментировал «Агроинвестору» руководитель отраслевого объединения Михаил Мальцев. По его словам, средняя цена на подсолнечное масло на внешнем рынке за январь 2022 года составила $1,36 тыс./т, что на 9% выше, чем в январе прошлого года. В то же время действие экспортной пошлины на подсолнечное масло обеспечивает более низкие цены на внутреннем рынке, где оно, напротив, подешевело на 5%.

По словам гендиректора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрия Рылько, цены на подсолнечник снизились, но в декабре-январе появились факторы, которые эту тенденцию притормозили: погода в Южной Америке спровоцировала рост цен на сою, соевое масло, шрот, также есть проблемы с пальмовым маслом. «Недавно был момент, когда мировые цены взлетели и на «пальму», и на сою, и на рапс, а курс рубля упал, — рассказал «Агроинвестору» Рылько. — В результате наши переработчики в это время были вынуждены поднять закупочные цены. Теперь цены снизились, но номинально: условный аграрий продал какой-то объем и снова по хорошим ценам, а условный переработчик временно покрыл потребности».

В ближайшие месяцы на цены подсолнечника и масла, с одной стороны, будет влиять переизбыток маслосемян на внутреннем рынке, с другой — возможная неблагоприятная ситуация с соей и пальмовым маслом на мировом рынке, считает Рылько. И пока сложно сказать, как эти два противоположных фактора отразятся на ценах.

«В дальнейшем мы не видим причин для роста цен на подсолнечник и масло, спекулятивные драйверы роста в целом исчерпаны», — считает Мальцев. В Причерноморье образовался высокий запас сырья, и сейчас начинается постепенное снижение стоимости семечки и продуктов ее переработки за счет увеличения предложения. По данным аналитиков OilWorld (Германия), до конца сезона предложение продуктов переработки в пересчете на подсолнечник на мировом рынке вырастет с 34 млн т до 41,2 млн т (свыше 21%), что еще больше ускорит падение цен.

Гендиректор аналитической компании «ПроЗерно» Владимир Петриченко говорит, что на 1 января запасы подсолнечника в сельхозпредприятиях были на рекордном уровне. «Снижение цен на подсолнечник не наблюдается, и даже есть вялотекущий позитивный тренд в силу достаточно высоких мировых цен на масло, которые не хотят снижаться, да и факторов для этого нет, — говорит Петриченко. — Во-первых, соевое масло сильно подорожало, во-вторых, пальмовое масло по цене уже очень близко к подсолнечному. Так что падать ему некуда». По его словам, сейчас цены FOB Черное море на российское подсолнечное масло составляют $1,4 тыс./т. 

Пошлина сильно отразилась на экспорте подсолнечного масла, продолжает Петриченко. Несмотря на высокий урожай и хорошие запасы подсолнечника, производство масла в этом сезоне уступает темпам прошлого года. Аналогично отстает и экспорт: по данным подведомственного Минсельхозу центра «Агроэкспорт» на 23 января, он составил 899 тыс. т против 1,2 млн в предыдущем сезоне.

«В лучшем случае мы догоним результаты прошлого сезона. Но нам нужно те темпы обогнать: в этом году потенциал экспорта я оцениваю в 3,9 млн т, в прошлом поставки составили 3 млн т. Нам необходимо ускоряться, и мы это точно сделаем в 2022 году», — считает Петриченко. По словам Мальцева, за последние два месяца (декабрь — январь) объемы экспорта подсолнечного масла удалось нарастить после проседания в первые месяцы сезона, и на сегодняшний день они увеличились на 20% по отношению к аналогичному периоду прошлого сезона.

«Искусственные ограничения конкуренции, которые не позволяют сельхозпроизводителям получать должный доход за свою продукцию, ведут к тому, что снижаются стимулы к производству», — уверен Корбут. Однако он не считает, что можно ждать глобального провала по посевам масличных — они достаточно рентабельны, хотя снижение технологического уровня вполне реально, а это формирует долгосрочные нежелательные тренды. «Стоит обратить внимание и на то, что государство обещало сельхозпроизводителям определенные субсидии, но их нет. По крайней мере я их в бюджете на 2022 год не заметил, а если они и есть, то крайне незначительные», — заключил Корбут. 

Загрузка...