USD

77.21 (-0,56%)

EUR

90.672 (-0,45%)

MOEX

2911.37 (0,19%)

BRENT

42.36 (0,14%)

Пшеница

577.4 (-0,10%)

Сахар

13.51 (0,67%)

USD

77.21 (-0,56%)

EUR

90.672 (-0,45%)

MOEX

2911.37 (0,19%)

BRENT

42.36 (0,14%)

Пшеница

577.4 (-0,10%)

Сахар

13.51 (0,67%)

USD

77.21 (-0,56%)

EUR

90.672 (-0,45%)

MOEX

2911.37 (0,19%)

BRENT

42.36 (0,14%)

Пшеница

577.4 (-0,10%)

Сахар

13.51 (0,67%)

Рейтинги

Кому на селе жить хорошо? Рейтинг регионов по качеству жизни сельского населения

А. Махонин
А. Махонин
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

Каждый год в отечественный АПК идут десятки-сотни миллиардов рублей инвестиций. Казалось бы, должно процветать и российское село. Но как показало исследование ВИАПИ им. А. А. Никонова, действительно высоко социально развитых регионов в России не так много. Где сельское население живет с большим комфортом, а где уровень качества жизни оставляет желать лучшего, расскажут авторы этой статьи

Всероссийский институт аграрных проблем и информатики имени А. А. Никонова — филиал Федерального научного центра аграрной экономики и социального развития сельских территорий составил рейтинг регионов России по качеству жизни сельского населения. Такое исследование было проведено впервые, оно позволяет сравнить регионы по одному из важнейших показателей их социально-экономического развития. Необходимость создания рейтинга обусловлена несколькими важными причинами. 

Методика рейтинга

Рейтинг составлен на основе 74 показателей, характеризующих уровень и условия жизни сельского населения, объединенных в 10 групп:
1. Демографическая ситуация: изменение численности населения за три года (на 1 января 2019 года к 1 января 2016-го), коэффициенты естественного и миграционного прироста/убыли сельского населения.
2. Здоровье населения: количество заболеваний на 100 тыс. сельского населения, младенческая смертность (умершие в возрасте до 1 года на 1 тыс. родившихся живыми); ожидаемая продолжительность жизни при рождении.
3. Уровень бедности: соотношение располагаемых ресурсов домашних хозяйств в расчете на члена семьи с величиной прожиточного минимума.
4. Уровень безработицы: отношение численности безработных к численности экономически активного населения сельской местности.
5. Безопасность проживания: общая заболеваемость сельского населения от травм, отравлений и некоторых других последствий воздействия внешних причин, на 100 тыс. человек.
6. Инвестиции в социальную сферу: расходы на реализацию мероприятий по устойчивому развитию сельских территорий из федерального и регионального бюджетов в рамках госпрограммы развития сельского хозяйства, а также инвестиции в основной капитал за счет средств бюджета муниципальных образований в расчете на одного сельского жителя.
7. Ресурсы личных подсобных хозяйств и других индивидуальных хозяйств граждан: средняя общая площадь земли, среднее условное поголовье скота и птицы; удельный вес хозяйств с заброшенными земельными участками (пустующими домами) в сельских поселениях.
8. Сельский жилищный фонд: общая площадь жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя в сельской местности; доля площади жилищного фонда, обеспеченного всеми видами благоустройства; удельный вес семей, получивших жилые помещения и улучшивших условия проживания, в общем числе семей, состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилье.
9. Социальная инфраструктура села — дошкольные, общеобразовательные организации; организации здравоохранения, клубно-досугового типа, туризма; библиотеки; объекты физической культуры и спорта; предприятия розничной торговли, бытового обслуживания, общественного питания: обеспеченность ими сельских населенных пунктов, мощность и качество материально-технической базы, нагрузка на обслуживающий персонал, объемы оказываемых услуг на 1 тыс. человек.
10. Инженерная инфраструктура села — газификация и теплоснабжение, водоснабжение, водоотведение (канализация), электроснабжение, утилизация отходов, дорожная сеть, почта и телефонная связь: обеспеченность ими сел, мощность и качество материально-технической базы объектов.
Рейтинг составлялся среди всех регионов страны, кроме Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя. Большинство показателей, на основе которых рассчитывался рейтинг, представлены в относительных величинах (доля в % или абсолютное значение в расчете на 1 тыс. жителей, 100 поселений и т. п.). Регионы ранжированы по каждому из показателей. Для большинства из них оценки (скоринг) изменялись от 82 (для региона с наибольшим показателем) до 1 (для региона с наименьшим показателем). По ряду показателей (например, «удельный вес уличной канализационной сети, нуждающейся в замене») оценки давались в обратном порядке: наибольший балл получал(и) регион(ы) с наименьшим значением показателя. В случае совпадения показателей оценка регионов выводилась по среднему значению. Скоринг по отдельным категориям суммировался и приводился к 100%. Таким образом, максимальная оценка, которую мог получить субъект, составляла 100, минимальная — 1.


Актуальность рейтинга

В сельской местности проживает 37,3 млн человек, или 25,4% населения страны (по данным на начало 2019 года). Наибольший удельный вес сельского населения в Республике Алтай — 70,9%, наименьший — в Магаданской области, 3,9%. В шести регионах доля сельских жителей превышает 50%, в восьми составляет от 40 до 50%, в 24 — от 30 до 40%. В настоящее время уровень жизни на селе ниже, чем в городе, что вызывает миграцию населения в города, увеличивает дефицит квалифицированных кадров в сельской экономике, приводит к социальному опустыниванию сельских территорий многих регионов. Одновременно растет концентрация населения в крупных городских агломерациях, что обостряет их жилищные и экологические проблемы, создает дополнительные медико-санитарные риски. 

В 2020 году стартовала государственная программа «Комплексное развитие сельских территорий» до 2025 года. Она является логическим продолжением федеральных мер по сельскому развитию, реализуемых с 2002 года, и направлена на социально-инфраструктурное обустройство села, диверсификацию сельской экономики, повышение занятости и доходов сельского населения. Особую актуальность программа приобретает в условиях постпандемической реальности, когда увеличивается привлекательность жизни в малых городах и сельской местности, а более равномерное распределение населения по территории страны снижает риски возникновения эпидемий и других чрезвычайных ситуаций, становится важнейшим условием национальной безопасности. Оценка качества сельской жизни в российских регионах выступает составной частью мониторинга реализации упомянутой госпрограммы. 

Для определения качества жизни в сельской местности и оценки сложившихся межрегиональных различий в этой области сотрудниками ВИАПИ им. А. А. Никонова определены объективные частные индикаторы, характеризующие ту или другую сторону сельской жизни. На их основе рассчитан общий рейтинговый балл, который выступает в качестве оценки межрегиональных различий и критерия ранжирования регионов. 

Выбор частных показателей обусловливался необходимостью наиболее полной характеристики всех факторов, определяющих качество сельской жизни, а также состоянием статистических наблюдений за социальным положением населения, развитием социальной и инженерной инфраструктуры и др. В качестве источников информации для составления рейтинга использованы официальные данные Росстата, Минздрава, Минпросвещения, Минкультуры, Минсельхоза, других министерств и ведомств из открытых информационных источников.

Таким образом, в десятку регионов с наиболее высокими показателями качества жизни сельского населения вошли регионы-доноры с наибольшими объемами валового регионального продукта на душу населения, располагающие хорошими финансовыми возможностями для решения сельских проблем — Ханты-Мансийский АО — Югра, Татарстан, Самарская область, Ямало-Hенецкий АО. Также в топ-10 — регионы Центрального Черноземья (Липецкая, Белгородская, Воронежская области) и юга России (Ростовская область, Краснодарский край) с хорошо развитым АПК, сельская местность которых исторически отличается высоким уровнем социального обустройства. Кроме того, на восьмом месте разместилась Ульяновская область — регион, проводящий активную политику по социальному развитию села, как и остальные из первой десятки рейтинга. Замыкают же общий список субъекты России с дефицитным бюджетом (кроме Сахалинской области), регионы с исторически накопившимися сельскими проблемами (нечерноземные области), а также окраинные (приграничные) регионы.

Села продолжают вымирать

Виталий Кожеваткин. Президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельхозкооперативов (АККОР) по Самарской области

Нельзя однозначно сказать, что в Самарской области хорошо или плохо жить в селах. Но запущена программа по развитию сельских территорий, думаю, ситуация в ближайшее время будет только улучшаться.
Молодежи, конечно, немного, хотя благодаря льготной ипотеке стали приезжать семьи с детьми. Для них во многом оказывается приоритетным фактор экологии — чистый воздух, натуральная, даже собственноручно выращенная еда привлекают. Молодые фермеры запускают и реализуют успешные проекты, многие продают свою продукцию онлайн и любят внедрять новые технологии.
Инфраструктуру сельской местности нашего региона я бы оценил как удовлетворительную. Если брать, к примеру, газификацию, то газ проведен во все села, в которые имеет смысл его проводить. Есть поселения с очень невысоким уровнем жизни, для них это неактуально. Проблемы с недостаточным объемом питьевой воды в селах постепенно решаются при содействии местных органов власти. Здравоохранение у нас в регионе тоже на вполне достойном уровне. Сработала программа «Земский доктор», стало больше квалифицированных врачей, строятся и обновляются районные больницы. Но пока что, несмотря на все эти позитивные тенденции, стоит признать, что села продолжают вымирать.


20.jpg

Расклад по округам

Ситуация внутри федеральных округов может значительно различаться. Так, половина регионов ЮФО — в двадцатке лучших. Ростовская область и Краснодарский край входят в топ-10. Это регионы с высокоразвитым АПК — житница страны. Большинство сельского населения проживает в крупных населенных пунктах, традиционно отличавшихся более высоким уровнем социального обустройства. Только два региона из семи находятся во второй половине общего списка регионов. Средний рейтинг ЮФО — 28,86 — также один из лучших среди округов. Однако заметен значительный разрыв между верхней и нижней частью списка, что говорит о значительной неравномерности развития южных сельских территорий. Астраханская область и Калмыкия традиционно уступали Краснодарскому краю и Ростовской области по уровню социально-экономического развития села, в условиях рыночных отношений разница между ними усилилась.

В списке регионов Центрального федерального округа — лидер рейтинга Липецкая область и замыкающая топ-3 Белгородская. Пять других регионов входят в двадцатку лучших. Однако десять из семнадцати областей ЦФО — во второй половине общего списка. Средний рейтинг регионов округа — 40,18 — подтверждает вывод о том, что ситуация в ЦФО далека от благополучной. Две области — Смоленская и Тверская — в списке 15 худших регионов страны по качеству сельской жизни. Они имеют дотационный бюджет, большинство сельскохозяйственных организаций — основных селообразующих предприятий — в этих регионах еще не преодолели последствия кризиса 1990-х годов, который был здесь наиболее глубок из-за потери столичного продовольственного рынка, заполненного в свое время дешевым импортом. Кроме того, преобладающая часть молодого трудоспособного населения уехала на работу в столичный мегаполис. В структуре сельского расселения преобладают небольшие населенные пункты, требующие больших расходов на социальное обустройство. 

Эти же причины обусловливают низкий рейтинг большинства регионов Северо-Западного федерального округа. В первой двадцатке нет ни одного региона СЗФО. Большая часть северо-западных регионов (7 из 10) находится во второй половине списка, четыре — среди последних 15. Средний рейтинг по округу — 56 — значительно выше среднего показателя (41,5).

Регионы Северного Кавказа отсутствуют даже в двадцатке лучших. Ставропольский край занимает 21-ю строчку рейтинга. Остальные (кроме Карачаево-Черкесии) — во второй половине списка. Республики СКФО имеют слабо диверсифицированную сельскую экономику, что обусловливает низкие доходы и занятость населения. Горная местность затрудняет развитие социально-инфраструктурной сети. Средняя оценка регионов округа — 57,43 — значительно превышает среднюю.

Ситуация в Приволжском федеральном округе намного лучше: три региона входят в десятку лучших, еще три — в двадцатку. Этому способствует хорошие бюджетные возможности части субъектов (Татарстан, Самарская область, Башкортостан), относительно высокий уровень развития АПК как основной отрасли сельской экономики, крупнодисперсная система расселения и существенное внимание, уделяемое региональными властями социальному развитию села (особенно характерное для национальных республик).Только четыре региона округа находятся во второй половине рейтинга. Средний рейтинг по округу — 29 — значительно ниже среднего показателя.

Два уральских региона — Ханты-Мансийский АО — Югра и Ямало-Hенецкий АО — находятся в топ-10, четыре других — в двадцатке лучших. Это регионы с высокой бюджетной обеспеченностью. Курганская и Свердловская области, однако, находятся во второй половине списка. Средний рейтинг по УФО — 25,5 — значительно ниже среднего по всему списку.

Регионы Сибирского федерального округа занимают срединное положение. Большинство из них находится в первой половине рейтинга. В двадцатке лучших — Новосибирская область. Средний рейтинг регионов Сибири — 41 — немного ниже среднего показателя.

На Дальнем Востоке отсутствуют регионы, которые входили бы в десятку лучших по качеству сельской жизни, и только Камчатский край входит в топ-20. В то же время большая часть субъектов округа (7 из 11) находится во второй половине общего списка. Приморский и Забайкальский края, Сахалинская и Магаданская области стоят среди последних 15-ти. Среднее место регионов округа в общем рейтинге — 53,36. ДФО, как известно, отстает от других федеральных округов по общему уровню социально-экономического развития, и сельская местность в этом смысле не является исключением.

Таким образом, по среднему рейтингу округа разбиваются на три группы. Первая — с показателем намного ниже среднего (Уральский, Южный и Приволжский). Вторая — с рейтингом, близким к среднему (ЦФО и СФО). И третья — с баллом значительно большим, чем средний (Дальневосточный, Северо-Западный и Северо-Кавказский).

Главная проблема — отсутствие работы

Руслан Кантемиров. Учредитель компании «ТИМЕР» (Ульяновская область, дилер агротехники)

Я бы сказал, что уровень жизни в сельской местности по разным российским регионам примерно одинаков. Мне приходится ездить по всей стране, и могу отметить сколько-то заметные позитивные отличия разве что в Московской и Белгородской областях, а также в регионах, где добывают нефть.
Тем не менее у нас в Ульяновской области есть свои плюсы. Так, главная проблема села — отсутствие работы. Многие едут в город именно за заработком. Власти же нашего региона стараются приглашать инвесторов, которые бы обеспечили рабочими местами именно сельское население. Перед каждым из глав районов буквально стоит задача — привлекать на свои территории новые компании и инвестпроекты. Ежегодно в области появляется 15-20 новых фермерских хозяйств, молодые люди все чаще интересуются сельхозпроизводством, и это не может не радовать. Кроме того, регион старается активно участвовать во всех федеральных программах, касающихся улучшения жизни на селе, возможно, именно это позволило ему войти в топ-10 рейтинга.


21.jpg

Доходы, демография и безработица

Стоит рассмотреть подробнее распределение регионов в разрезе некоторых показателей. Так, например, соотношение располагаемых ресурсов домашних хозяйств в расчете на члена семьи с величиной прожиточного минимума является важной характеристикой материального благосостояния населения. В целом по российскому селу в 2018 году оно составило 186,5%. В течение 2015-2018 годов этот показатель рос, но пока он еще не достиг уровня 2014-го — 196,3%. В 46 субъектах страны рассматриваемое соотношение два года назад было выше, чем в среднем по стране. В топ-5 по данному показателю вошли Белгородская область (285,5%), Адыгея (267,6%), Орловская область (266,2%), Краснодарский край (255,3%), Свердловская область (247,8%). Десятку с наиболее бедным сельским населением составили Ингушетия, Чечня, Магаданская область, Бурятия и другие регионы.

22.JPG

Самым главным индикатором социально-демографического развития села является естественный прирост населения. В целом по России в 2018 году он был отрицательным — минус 2,9 человека на 1 тыс. сельских жителей. Впрочем, как и во все предыдущие годы начиная с 1992-го — исключая 2013-й, когда показатель равнялся нулю. Превышение смертности над рождаемостью наблюдалось в сельской местности 65 регионов страны. Наиболее же сильная депопуляция отмечается в таких регионах, как Магаданская (-15,2 чел.), Псковская (-13,2 чел.), Курская (-11,9 чел.), Новгородская (-11,6 чел.), Смоленская (-11,6 чел.), Тверская (-11,1 чел.) области, а также Карелия (-12 чел.). 

В 17 регионах в 2018-м отмечен положительный естественный прирост — превышение рождаемости над смертностью. Наиболее высокий показатель продемонстрировали Ингушетия (15,4 чел.), Чечня (15,1 чел.), Тыва (12,9 чел.), Дагестан (12,3 чел.) и Ямало-Hенецкий АО (11,3 чел.).

Еще один важный показатель — безработица сельского населения. В целом по России в возрасте 15-72 лет доля неработающих составила 7,3%, снизившись за последние пять лет на один процентный пункт. В 40 субъектах страны ее уровень был ниже среднероссийского показателя. В топ-5 регионов с наиболее низкими показателями сельской безработицы вошли Ямало-Hенецкий АО (1,8%), Татарстан (2,2%), Московская (2,6%), Липецкая (3,4%), Ленинградская (3,6%) области. Самая же высокая сельская безработица наблюдается в Ингушетии (28,9%), Тыве (18,9%), Забайкальском крае (18,2%), Чечне (13,7%) и Бурятии (13,5%).

Коммунальные сети проведены еще во времена коммунизма

Александр Зудин. Глава КФХ «Зудин А. А.» (Татарстан)

Я как человек, давно занимающийся сельским хозяйством и проживающий на селе, в Татарстане чувствую себя довольно комфортно. Могу сказать, что работы у нас в сельской местности хватает, есть потребность в квалифицированных кадрах. Правда, сейчас мало кто хочет зарабатывать, трудясь в агросекторе, даже на вакансии с хорошей зарплатой мало откликаются — видимо, боятся тяжелой работы.
Что касается обеспеченности инфраструктурой (газом, водой, электричеством и пр.), в нашем регионе с этим все хорошо. Но справедливости ради отмечу, что, как правило, все коммунальные сети проведены еще во времена коммунизма, многое сделано благодаря нефтяникам, а нынешние власти никакого отношения к этому не имеют. Разваливающиеся сельские дороги никто не ремонтирует, в отличие от федеральных трасс. Новое жилье не строится, про объекты социальной инфраструктуры или спортивные сооружения и говорить не приходится…
Что касается поддержки фермеров, то она, конечно, есть. Выдают даже льготные кредиты, оказывают помощь с закупкой ГСМ и т. д. Но чаще всего оказывается, что вести бизнес без этой помощи проще, чем потом возвращать займы и отчитываться по грантам. Я сам никогда не пользовался подобной поддержкой, тем не менее хозяйство веду вполне успешно.


Подсобные хозяйства и инвестиции

Интересный индикатор — удельный вес личных подсобных хозяйств и других индивидуальных хозяйств граждан с заброшенными земельными участками и/или пустующими домами. Данный показатель, характеризующий наряду с плотностью населения уровень заселенности территории, фиксировался в ходе Всероссийских сельскохозяйственных переписей в 2006 и 2016 годах. В целом по стране число хозяйств с заброшенными земельными участками в селах составило по итогам последней переписи более 2,06 млн (13,7% от их общего числа), в то время как в 2006-м их насчитывалось 1,36 млн (9,2%). За десятилетие прирост составил 703,5 тыс., или 4,5 процентных пунктов.

Особенно высок удельный вес таких хозяйств ЛПХ в сельской местности исторического центра и приграничных регионов. Наиболее низкая доля заброшенных сельских домохозяйств отмечается в республиках Северного Кавказа, отличающихся высокой плотностью сельского населения, в республиках Поволжья, ряде регионов с развитым АПК (Краснодарский край, Ростовская, Белгородская области), а также высокоурбанизированных территориях (Московская область). 

23.jpg

По сравнению с 2006 годом рост доли пустующих сельских домов наблюдался во всех субъектах России, кроме девяти регионов (Чечни, Ингушетии, Карачаево-Черкесии, Адыгеи, Татарстана, Самарской, Ленинградской, Воронежской, Челябинской областей). 

Важным показателем, повышающим качество жизни на селе, являются инвестиции в основной капитал за счет средств бюджета муниципального образования в расчете на одного сельского жителя. В 2018 году в целом по стране он равнялся 451,8 руб. По сравнению с 2014-м объем инвестиций уменьшился в 1,6 раза, что говорит о нарастающем дефиците муниципальных бюджетов. Только в 23 регионах этот показатель был выше, чем в среднем по стране. Топ-3 регионов с наиболее высокими значениями составляют Ямало-Hенецкий АО, Камчатский край и Республика Саха (Якутия). Замыкают рейтинг по этому показателю Карачаево-Черкесия, Калининградская область и Чукотский АО.

Как следует из представленных данных, в России наблюдается существенная дифференциация регионов по качеству жизни сельского населения. На наш взгляд, для всесторонней оценки процесса осуществления госпрограммы необходим анализ не только федеральных, но и региональных показателей. Это тем более необходимо, если учесть, что государственная поддержка сельского развития осуществляется как из федерального бюджета, так и бюджетов регионов. 

Уровень социального обустройства села оказывает непосредственное влияние на обеспечение сельской экономики, в том числе АПК, квалифицированными кадрами. Оценка качества жизни в сельской местности того или иного региона — необходимый этап процесса принятия решений и для потенциальных инвесторов: данные рейтинга помогут им определиться при выборе территории для размещения производства. 

Авторы: Петриков А. В. — руководитель ВИАПИ им. А. А. Никонова — филиала Федерального научного центра аграрной экономики и социального развития сельских территорий, академик РАН, доктор экономических наук; Сальников С. Г. — заведующий отделом ВИАПИ им. А. А. Никонова, кандидат физико-математических наук. Статья написана специально для «Агроинвестора».
Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать

реклама