USD

79.397 (0,59%)

EUR

92.508 (0,45%)

MOEX

2690.59 (-0,68%)

BRENT

37.86 (-1,05%)

Пшеница

598.4 (-0,86%)

Сахар

14.36 (-0,28%)

USD

79.397 (0,59%)

EUR

92.508 (0,45%)

MOEX

2690.59 (-0,68%)

BRENT

37.86 (-1,05%)

Пшеница

598.4 (-0,86%)

Сахар

14.36 (-0,28%)

USD

79.397 (0,59%)

EUR

92.508 (0,45%)

MOEX

2690.59 (-0,68%)

BRENT

37.86 (-1,05%)

Пшеница

598.4 (-0,86%)

Сахар

14.36 (-0,28%)

Самое интересное

Экспорт подсолнечника и круп из ЕАЭС будет запрещен

Также союз запретил вывоз сои, ржи, риса, гречихи, проса, репчатого лука, чеснока и репы

Из запрещенных к вывозу в большом количестве Россия экспортировала только подсолнечник и сою
Д. Абрамов
Из запрещенных к вывозу в большом количестве Россия экспортировала только подсолнечник и сою
Д. Абрамов

Коллегия Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) решила запретить до 30 июня вывоз из стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) отдельных видов продовольственных товаров из-за распространения коронавируса. Согласно решению коллегии, будет запрещен вывоз подсолнечника, соевых бобов, репчатого лука, чеснока, репы, ржи, риса, гречихи, проса, крупы, муки грубого помола и гранул из злаков. «Введение запрета позволит обеспечить население достаточным количеством таких товаров во время обострения санитарно-эпидемиологической обстановки», — считает ЕЭК (цитата по сайту комиссии). Ограничения вступят в силу через 10 дней после публикации решения.

Руководитель центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко считает, что из перечня запрещенных к вывозу продуктов наиболее важные — соя и подсолнечник, поскольку Россия экспортирует их в большом объеме: по итогам сезона страна могла вывезти по 900 тыс. т этих агрокультур. «Очевидно эти планы не реализуются», — прокомментировала она «Агроинвестору». В сентябре-феврале было вывезено около 650 тыс. т подсолнечника и 580 тыс. т сои (данные за февраль оценочные, результатов за март еще нет). По оценке Масложирового союза, в этом году Россия могла экспортировать около 1,5 млн т подсолнечника — в два раза больше, чем в прошлом, но запрет на вывоз этой агрокультуры оставит в стране примерно 500 тыс. т маслосемян, говорит исполнительный директор союза Михаил Мальцев. Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько тоже считает, что до конца сезона Россия могла бы экспортировать до 500 тыс. т подсолнечника.

Принятое ЕЭК решение о запрете экспорта повлияет только на подсолнечник и сою, думает Рылько. «Все остальное у нас либо уже не экспортабельно, либо вывозилось в мизерных объемах», — добавляет он. При этом, продолжает эксперт, кроме России активный экспорт показывал Казахстан, но и он еще на прошлой неделе запретил поставки на внешние рынки некоторых овощей, муки, гречки и подсолнечника. «Я считаю, что запрет экспорта со стороны союза — мера, скорее, более подстраховочная, чем необходимая. Потому что никакого экспорта, кроме подсолнечника и сои, в значимых объемах нет. А запрет на вывоз подсолнечника — это перестраховка, без этого можно было обойтись», — уверен Рылько.

Решение ЕЭК — оформление уже принятых в Казахстане и Кыргызстане запретов на экспорт, считает вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. При этом он не уверен, что эта мера окажет влияние на конечного потребителя. «Крупы мы не экспортируем, вывоза гречихи и ржи как нет, так и не будет. А вот подсолнечник у меня вызывает большой вопрос», — добавляет он. Ранее Казахстан и Кыргызстан одновременно запретили экспорт подсолнечного масла, продолжает Корбут. «Получается, что семечку ЕАЭС запретил вывозить, но учитывая то, что большая часть производимого масла уходит на экспорт, эти ограничения приведут к снижению закупочных цен у сельхозпроизводителей, но не приведут к резкому насыщению рынка и снижению цен», — рассказал он «Агроинвестору».

Основной покупатель российского подсолнечника — Турция, и с запретом экспорта маслосемян страна будет покупать либо российское, либо украинское масло, вывоз которого увеличится. «Мировые цены на него и на сырье и так уже выросли, а внутренняя цена на подсолнечное масло будет следовать за мировой. Поэтому нет уверенности, что эта мера даст существенный позитивный эффект для нашего рынка», — рассуждает Корбут.

«Китай — наш основной покупатель сои, хотя очевидно, с своими объемами поставок мы никак не влияем ни на мировые цены, ни на баланс спроса и предложения, — говорит Снитко. — Вот мера по подсолнечнику более сильная как для российского, так и мирового рынка: закупки подсолнечника в условиях запрета вывоза из ЕАЭС в Средиземноморском регионе и на Ближнем Востоке сократятся, что может повлечь рост экспортных цен на масло».

Масложировой союз, наоборот, поддерживает решение коллегии ЕЭК о запрете экспорта и считает его своевременным. За последнее время спрос на масло со стороны торговли вырос в четыре раза, цены на подсолнечник — на 20%, объясняет Мальцев. «Но мы были вынуждены грузить масло по старым ценам. И все это время работали себе в убыток. Принятая мера позволит стабилизировать цены на подсолнечник, благодаря чему мы сможем отгружать подсолнечное масло без убытка», — комментирует он. Следовательно, не придется повышать цены на масло в рознице для потребителей, покупательская способность которых и так падает, добавляет глава союза.

Объемы вывоза — это не главное, продолжает Мальцев. Основная проблема — диспропорции в цене: в России внутренние цены на подсолнечное масло ниже, чем на сырье. «В связи с этим мы вынуждены либо поднимать цены на масло, что неправильно, либо снижать цены на сырье, что позволит всей цепочке работать безубыточно», — поясняет он.

Решение об ограничении экспорта находится в диссонансе со словами президента России Владимира Путина, который в ходе совещания с главами стран-G20 говорил о том, что во время кризиса важно создать так называемые «зеленые коридоры», свободные от торговых войн и санкций для взаимопоставок медикаментов, продовольствия, оборудования и технологий, обращает внимание Корбут. «Получается, что на высшем политическом уровне мы заявляем о том, что нужно убрать все возможные ограничения, но в итоге их вводим, — говорит он. — Из-за непоследовательности наших действий доверие у наших внешних покупателей, мне кажется, не повысится».

Также Корбут не исключает, что подобные решения окажут влияние и на ход посевной кампании. «Нужны четкие гарантии со стороны государства, что сейчас ограничения вводят, но больше к подобным мерам прибегать не будут. В противном случае это может негативно повлиять на итоги посевной», — предупреждает Корбут. Запрет экспорта подсолнечника демотивирует его выращивание в этом сезоне, так как приведет к снижению внутренних цен, полагает Снитко. Но производственные программы уже в основном сформированы, так что сейчас эта мера вряд ли скажется на площади сева агрокультуры. «В случае продления запрета в следующем сезоне, это снизит рентабельность производителей семечки и увеличит доходность маслозаводов», — говорит она.

Ранее Масложировой союз предлагал Минсельхозу с 1 апреля ввести полугодовой запрет на экспорт подсолнечника для стабилизации цен на внутреннем рынке. Тогда эксперты негативно отнеслись к этой инициативе союза. Гендиректор аналитической компании «ПроЗерно» Владимир Петриченко говорил, что отраслевая организация всеми способами, в том числе и радикальными, пытается достичь своей цели — тотального контроля над ценами на сырье. Также ранее Россельхознадзор уже запрещал экспорт круп с 20 марта, сообщали СМИ, однако уже 24 марта ограничение было снято, писал «Интерфакс» со ссылкой на свой источник.

Российские производители риса около 10 лет вели работу по развитию несырьевого экспорта. Еще 20 лет назад Россия была зависима от импорта риса, а пять-семь лет назад из нашей страны осуществлялся экспорт только риса-сырца и исключительно в Турцию, рассказал «Агроинвестору» гендиректор «АФГ Националь» Юрий Белов. Сейчас российские компании экспортируют преимущественно рисовую крупу (то есть продукт переработки), а география поставок существенно расширилась: Ливия, Ливан, Сирия, страны СНГ, Турция, Албания, Иордания, страны Евросоюза и т. д.  За 10 лет экспорт вырос до уровня в 130 тыс. т риса в пересчете на крупу за сезон (около 20% объемов выращивания). При этом российские производители в полной мере обеспечивают внутреннюю потребность рынка в круглозерном и среднезерном рисе, которые последние годы практически не ввозятся в нашу страну, добавляет он.

«С начала марта на фоне нестабильной ситуации на внутреннем рынке, понимая всю степень социальной ответственности, мы добровольно приостановили заключение новых экспортных контрактов, — уточняет Белов. — Однако перед нами стоит необходимость исполнения заключенных ранее договоров. Сейчас мы ведем переговоры с партнерами о способах урегулирования отношений в связи с введенными ограничениями. Понятно, что любые запреты и ограничения всегда являются вынужденными мерами и нацелены на минимизацию рисков». В текущей ситуации использование ограничительных мер связано не только с экономическим, но и с психологическим давлением, которое испытывает государство в этот сложный период, считает Белов. Но необходимо понимать, что любые инструменты искусственного регулирования при длительном применении отрицательно сказываются на отрасли, подчеркивает он. «Надеемся, что ограничение экспорта — временная мера, которая будет отменена столь же оперативно, как была введена, как только ситуация в стране нормализуется, и что это произойдет скоро, — говорит топ-менеджер. — Мы со своей стороны постоянно мониторим данные об остатках риса в России, и видим, что его по-прежнему более чем достаточно и для обеспечения крупой всех жителей страны, и для экспорта».

Загрузка...

реклама