Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Путинская восьмилетка
Софья Корепанова
Агроинвестор
31 октября 2008
Что сделал и чего не сделал для агропрома второй президент России
журнал «Агроинвестор»
июнь 2008
Фото: ИТАР-ТАСС

За годы президентства Владимира Путина государство приняло ключевые для аграриев решения — госпрограмму, нацпроект, законы о развитии сельского хозяйства и обороте земель сельхозназначения. Однако у экспертов, чиновников и участников рынка нет единого мнения о результатах его правления для АПК. Крестьянам с Путиным повезло, уверены одни. Ельцинская политика невмешательства была для бизнеса более благотворной, чем нынешнее засилье бюро-кратии и естественных монополий, утверждают другие.

«На мой взгляд, главная заслуга Путина — создание привлекательного имиджа АПК, — формулирует свое отношение к экс-главе государства депутат Госдумы от «Единой России», председатель ассоциации отраслевых союзов «АССАГРОС» Виктор Семенов. — За годы его президентства сельское хозяйство перестало ассоциироваться у россиян и иностранцев с «черной дырой» нашей экономики. За прошедшие восемь лет сформировалось много успешных холдингов, начали подниматься и ЛПХ, которых включили в национальный проект». Но агрохолдинги — главные выгодоприобретатели: они быстрее других участников рынка получили льготные кредиты, которые их обороты позволяют отдавать без проблем. В сельское хозяйство менее чем за 10 лет вложены миллиарды долларов инвестиций, продолжает Семенов. Однако о глобальном эффекте путинской стабилизации, по его мнению, говорить рано: слишком глубоким был кризис аграрной экономики в 1990-е годы. Да и Ельцин «не очень жаловал АПК», добавляет Иван Стариков, до 2004 года работавший председателем комитета по аграрно-продовольственной политике Совфеда. Но приватизацию на селе он провел безупречно, считает экс-сенатор: она была бесплатной и прошла «по принципу социальной справедливости». Крестьяне, однако, его не любили — их сектор сильнее других пострадал от перехода к рынку. Путин часто обращал внимание на агропром, говорит Стариков. «Это признак хорошего политического чутья: крестьяне — самая организованная часть электората», — одобряет он.

И лучше, и хуже

В числе путинских мер, благотворно повлиявших на российский агропром, Семенов называет квотирование импорта мяса, создание интервенционных фондов зерна и запрет на продажу земли иностранцам. А вот закон об обороте земель сельхозназначения, принятый в 2002 году, он считает не совсем конкретным: записанные в нем ограничения недостаточны для сдерживания спекулятивного оборота угодий. «Землю скупают не те, кто будет на ней работать, — уверен депутат. — Ее расхватывают как недооцененный актив и не обрабатывают. В итоге из армии земельных рантье, возникшей при Ельцине, вырастает группа крупных латифундистов, сживающая крестьян с земли». Чтобы у аграриев были равные с прочими игроками рынка возможности для покупки земельных участков, он предлагает давать под их покупку долгосрочные кредиты (до 10-15 лет) с минимальной или даже нулевой ставками.

Большая часть инвестиций, особенно в последние два года, вложена в животноводство, и это оправданно, признает Семенов. Необходимо увеличивать внутренний спрос на зерновые, к тому же страна в 1990-е годы потеряла половину КРС. Но решение правительства насытить рынок, запретив экспорт зерна, не отвечает национальным интересам, доказывает Стариков: мы только отвоевали свою нишу на мировом рынке, а теперь можем потерять ее.

Овощеводству, по словам Семенова, тоже не повезло. По данным ассоциации «Теплицы России», президентом которой он является, площадь теплиц в нашей стране за время путинского президентства снизилась с 4 до 2 тыс. га, а, например, у конкурента — Турции — она выросла до 40 тыс. га. Кроме этого сегмента, инвестиционный голод испытывают садоводство и виноградарство. А ведь импортозамещение — один из головных пунктов политики правительства в сфере АПК, напоминает Семенов. «У нас третий в мире рынок [по объему потребления] соков, а своего сырья нет, на всю Россию только три крупных промышленных сада — краснодарский «Сад-Гигант», Воронежская Центрально-Черноземная плодово-ягодная компания и волгоградские «Сады Придонья», — удивляется он.

Еще одной «системной проблемой» для АПК Семенов называет тарифную политику энергетиков и газовой монополии. «Ситуация с энергоносителями стала хуже, чем до 2000 года, — недоволен он. — Тогда нельзя было отключить птицефабрику от электропитания только из-за трехдневной задержки ею банковского платежа. А сейчас в договорах о поставках энергии записано, что поставщик имеет право прекратить ее подачу, если вовремя не получит деньги, даже когда их не перечислили по вине банка. При Ельцине же отключать производственные объекты от сети до мая запрещалось». Кроме того, в 1990-е годы РАО ЕЭС не вводило пятилетних нормированных контрактов с почасовыми лимитами, вспоминает Семенов, возглавлявший тогда подмосковную агрофирму «Белая Дача». «Невозможно точно сказать, когда хозяйству потребуется энергия, — рассказывает он. — Солнце появилось — выключаешь отопление и начинаешь полив, идет дождь — включаешь тепло и прекращаешь поливать. Я более чем уверен, что в АПК, потребляющем 2-3% электричества, нормирование не нужно: агрокомпании не такие большие потребители, чтобы нарушать стабильность энергосистем».

За все годы пребывания у власти Путин не понял, что решить проблемы агропрома только нацпроектом нельзя, тем более что он был в интересах крупных производителей, утверждает Стариков. А мелкие подворья, дающие до 40% мяса и 90% картофеля, не получили сравнимой поддержки. «Путин сознательно оставил их за бортом, — думает экс-сенатор. — Он опасался формирования на селе серьезных политических сил: небольшие хозяйства, скооперировавшись, неминуемо стали бы влиять на агропродовольственную политику». На открытый диалог с отраслевыми союзами и ассоциациями власть тоже идет с трудом, продолжает он. Однако рынок победит бюрократию, не сомневается Стариков, в том числе с помощью дальнейшего объединения бизнеса в союзы.

Почти всем довольны

Крестьянам повезло с Путиным, радуются региональные чиновники и депутаты, однако многие проблемы села при нем остались нерешенными. По словам председателя постоянной комиссии по АПК заксобрания Ленинградской области Виктора Санца, главное достижение агропрома за время его президентства — прекращение спада производства. «Появилась последовательная государственная политика, сформулированная в госпрограмме, в несколько раз выросла закупка импортной техники: только с 2003 по 2007 год она увеличилась с, 4 до, 7 млрд», — продолжает он. Санец воодушевлен назначением Путина премьером с избранием президентом Дмитрия Медведева. «Если хотя бы половина намеченного им воплотится в жизнь, то мы распашем все пустующие земли и обеспечим себя продовольствием в полной мере», — не сомневается он. Планы у нового правительства действительно грандиозные — в мае, на первом же всероссийском совещании по АПК, проведенном им в должности главы кабинета министров, Путин заявил, что сельское хозяйство будет для него одним из главных приоритетов (см. врез «Так говорит новый премьер»).

Последовательная агрополитика при Путине просматривалась не везде, считает Людмила Селезнева, начальник управления прогнозирования и инвестиций департамента АПК Белгородской области. Производственные показатели региона в последние восемь лет выросли, ценовые же, наоборот, ухудшись, сожалеет она: «Молоко [закупочная цена] за полгода подешевело с 18 до 5 руб./л, но государство ничего не предпринимает».

Общие итоги правления Путина Селезнева, как и Санец, оценивает позитивно. Нацпроект, принятый в 2005 году, впервые за время реформ позволил аграриям планировать бизнес-стратегии на несколько лет вперед, довольна она. Господдержка белгородского АПК, включая федеральную, за пять последних лет выросла в 10 раз — с 3 до 15 млрд руб. субсидированных кредитов, в местное животноводство вложено примерно 30 млрд руб., перечисляет Селезнева.

Что не нравится аграриям

Кроме субсидирования крупных животноводческих проектов, ни один «глобальный вопрос» в сфере АПК за последние восемь лет решен не был, категоричен гендиректор «Аграрной компании «Русагро» Юрий Костюк (33 сельхозпредприятия в Белгородской области). «Дотаций на производство сельхозпродукции почти нет, отсутствует защита рынка от бесконтрольного роста цен и засилья импорта, — возмущается он. — Например, удобрения [за год] подорожали в 1,5 раза, топливо — на 40%, а молоко подешевело на 80%. Мы хотели заняться его производством, но теперь точно не будем этого делать». Сельское хозяйство как было, так и осталось невыгодным бизнесом, резюмирует Костюк. А «Русагро», поясняет он, имеет прибыль в первую очередь благодаря сильной менеджерской команде и вертикальной интеграции, в том числе наличию перерабатывающих мощностей. В структуру группы «Русагро», сказано на ее сайте, входят элеваторы, сахарные заводы и екатеринбургский «Жировой комбинат».

Костюку вторит Павел Грудинин, директор подмосковного «Совхоза им. Ленина». Он не усматривает последовательной сельскохозяйственной госполитики ни у Ельцина, ни у Путина. Нацпроект, по его словам, — «локальная мера», от которой крестьянам легче не стало, зато число чиновников, «которые, если не дашь им взятку, способны остановить любой нацпроект», выросло в разы. Столкнувшись с бюрократическим произволом, директор махнул рукой на нацпроект «Доступное жилье», в котором сначала хотел поучаствовать, и теперь строит 50 домов для своих работников на средства совхоза. Трудности в АПК те же, что 10 лет назад, — опережающий подорожание агропродукции рост цен на энергоносители, старение технопарка и падение уровня жизни крестьян, говорит Грудинин. Закон об обороте земель сельхозназначения, недоволен он, развязал руки рейдерам, и единственный не поделенный в 1990-е годы ресурс «захватывают так называемые эффективные собственники, которые перестают пахать поля».

С Грудининым соглашается топ-менеджер самарской агрокомпании: лучше бы государство ни во что не вмешивалось, мечтает он. «Господдержка сейчас настолько избирательна, что похожа на издевку», — сетует менеджер: его компания делает заявки на льготные кредиты, но ей отказывают.

В ленинградском молочном хозяйстве «Рапти», как и в «Совхозе им. Ленина», планировали строить дома по проекту «Доступное жилье», но тоже не могут воспользоваться его условиями. «Мы не в состоянии включиться в эту программу, так как для получения разрешения на строительство надо потратить 1,5 млн руб., — разводит руками гендиректор Василий Пахомов. — Очень мало оборотных средств, к тому же растут затраты: после расчетов с энергетиками не остается денег на развитие». Сейчас компании нужен кредит на модернизацию фермы (100 млн руб.). Пахомов признается, что опасается его брать, так как не знает, «как завтра сложится ситуация с ценами на областном рынке молока». В 2007 году он уже прокредитовался на 40 млн руб. и теперь не знает, сможет ли к 2009 году, когда закончится отсрочка, расплатиться по нему в соответствии с графиком. Конечно, направление аграрной политики Путин выбрал верное, и работать на рынке стало легче, признает гендиректор. С 2000 по 2008 год «Рапти» увеличило производство молока с 5 до 8 тыс. т, надои — с 5 до 9 тыс. л/год на корову, а посевы — с 100 до 900 га. Но комплексной стратегии в сфере АПК как не было, так и нет, сожалеет Пахомов.

Так говорит новый премьер
«Мы, прежде всего, должны руководствоваться интересами отечественных производителей и потребителей. Прошу Министерство экономического развития, Министерство промышленности и торговли провести инвентаризацию всех внешнеторговых соглашений в агропромышленной сфере и совместно с Минсельхозом представить конкретные предложения».
«В мировой практике оптимальным считается годовое производство одной тонны зерна на душу населения. Чтобы выйти на такой уровень, нам надо не только увеличивать посевные площади, но и серьезно заняться повышением урожайности и эффективности зернового производства».
«Наши ключевые задачи — обеспечить устойчивое развитие сельских территорий, повысить качество жизни на селе, добиться существенного роста эффективности АПК и конкурентоспособности отечественной продукции, а значит, застраховать себя от резких колебаний конъюнктуры мировых рынков. При этом наша политика, с одной стороны, должна гарантировать для людей доступность и стабильность цен на продовольствие, а с другой — создавать стимулы для развития эффективного аграрного производства».
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама