USD

78.065 (-0,04%)

EUR

90.824 (-0,01%)

MOEX

2896.83 (-0,55%)

BRENT

42.26 (-0,47%)

Пшеница

544 (-1,02%)

Сахар

13 (1,25%)

USD

78.065 (-0,04%)

EUR

90.824 (-0,01%)

MOEX

2896.83 (-0,55%)

BRENT

42.26 (-0,47%)

Пшеница

544 (-1,02%)

Сахар

13 (1,25%)

USD

78.065 (-0,04%)

EUR

90.824 (-0,01%)

MOEX

2896.83 (-0,55%)

BRENT

42.26 (-0,47%)

Пшеница

544 (-1,02%)

Сахар

13 (1,25%)

Инвестиции

Кризисный менеджмент

А. Шилкин
А. Шилкин
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

50% хозяйств могут обанкротиться несмотря на господдержку

В октябре и ноябре власти думали, как спасти сельское хозяйство от финансового кризиса. Решено полностью субсидировать ставку ЦБ, срезать мясные квоты, закупать в госфонд зерно по 5,5 тыс. руб./т, обязать ВЭБ финансировать крупные агропроекты, а остальные банки — выделять квоты на кредитование АПК. Эти меры помогут не всем, говорят эксперты: минимум у 20% компаний будут корпоративные дефолты.

«В сравнении с прошлым годом финансовые результаты [сельхозпроизводителей] ухудшаются», — беспокоился министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, докладывая в Госдуме о предварительных итогах реализации пятилетней госпрограммы. В 2008 году рентабельность агрокомпаний снизится больше чем на 10%, предположил он. Глава Минсельхоза заверил законодателей, что его ведомство предпримет «дополнительные меры» по стабилизации рынка зерна, включая поддержку экспорта, и поможет производителям сохранить «необходимый уровень доходности».

Что сделают для села

Спасать АПК власти начали с середины октября. Первый вице-премьер Виктор Зубков собрал на совещание участников агрорынка, кредитующих сектор банкиров и профильных чиновников, после которого создал антикризисную рабочую группу. На первом же совещании ее участники договорились о компенсации роста цен на ГСМ в феврале 2009 года (5 млрд руб.). По инициативе правительства Российская ассоциация производителей удобрений (РАПУ) и Росагропромсоюз от имени агрохимиков и сельхозпроизводителей договорились о поставках на внутренний рынок минудобрений и максимальном уровне цен на них (подробности см. в статье на стр. 22).

Соглашениями и совещаниями господдержка не ограничивается. Президент Дмитрий Медведев объявил о выдаче российским банкам субординированного кредита для финансирования экономики. Всего выделяется 950 млрд руб., минимальный срок — 5 лет. 25 млрд из этих денег напрямую получает РСХБ, 500 и 200 млрд руб. — Сбер и ВТБ, тоже кредитующие АПК. На 300 тыс. т сократились квоты на импорт мяса птицы. Мерой по стабилизации зернового сектора, обещанной Гордеевым, стало повышение с 1 ноября интервенционной цены на продовольственную пшеницу 3-го класса с 5,1 тыс. руб./т до 5,5 тыс. руб./т.

А Зубков еще раз подтвердил, что государство уже в этом году купит до 5 млн т продовольственного зерна и 3 млн т фуража.

В ноябре правительство опубликовало план действий по спасению финансового рынка и реальной экономики, в том числе сельского хозяйства. В числе мер — обещанное Путиным в октябре субсидирование федеральным центром процентных выплат в размере 100% ставки рефинансирования ЦБ. Ранее аграриям выплачивали 2/3, а оставшуюся треть должны были софинансировать регионы, но это делали не все обладминистрации. Кстати, через неделю после публикации плана Центробанк увеличил ставку на 1% до 12% годовых. ВЭБ (Банк развития) обязали кредитовать крупные аграрные инвестпроекты. А остальным банкам, получившим господдержку в любой форме, должны установить квоты по кредитам для АПК. «Крупные банки должны увеличить объем кредитования сельхозпредприятий», — наставлял банкиров Медведев в середине ноября. Самих крестьян он заверил, что продолжится субсидирование сезонных работ и упростятся требования к госзакупкам у них агропродукции. Также президент пообещал поддержать экспортеров. Он поручил правительству разработать решения о льготных железнодорожных тарифах, прямом экспортном субсидировании трейдеров и ускорении возврата НДС до 30 дней (подробнее о возмещении этого налога — на стр. 58). Ставка субсидии составит $40/т, говорят несколько участников зернового рынка.

Еще чиновники пытаются ободрить бизнес-сообщество, рассказывая о блестящих перспективах сельского хозяйства и его инвестиционной привлекательности. Гордеев напоминает об августовском дефолте 1998 года: «Тогда мы смогли потеснить импорт и выйти со своим продовольствием на рынок». «Люди могут отказаться от многого, но не от пищи», — вторит министру его зам Андрей Слепнев. Одно из конкурентных преимуществ нашего агропрома, по его словам, — «мощный зерновой запас», предоставляющий возможность развивать животноводство, замещая импорт в условиях кризиса.

Мнение рынка

Участники рынка одобряют действия властей, но некоторые из обещанных мер считают недостаточными. «Деньги выделяются, — признает Николай Волков, учредитель холдинга «МТ-Агро» и зампред комитета по сельскому хозяйству Волгоградской облдумы. — Однако не все аграрии получают их в должном объеме». По его мнению, выдавать дотации нужно только эффективным хозяйствам. В Минсельхозе утверждают, что так и будет. Например, господдержка по новым целевым программам увеличения производства мяса и молока, которые стартуют в 2009 году и стоят 10 млрд руб., предназначена как раз для таких компаний. «Принципиально важно, что мы меняем подход к распределению этих средств, — говорит Гордеев (цитата по «Интерфаксу»). — Не будем «размазывать» их по всем регионам, а отберем наиболее эффективные проекты». Всего их должно быть 15-20, уточнил министр.

А вот 25 млрд руб. субординированного кредита РСХБ недостаточно, продолжает Волков. Да и 3 млн т фуража, которые купит государство, по его мнению, — очень небольшой объем. «В этом году мы собрали 108 млн т зерна, из которого на невостребованный фураж приходится 30-40 млн т, — объясняет он. — Поэтому даже если исходить из его сегодняшней средней цены $100/т, то чтобы восстановить рынок, потребуется до 100 млрд руб.».

Гендиректор ИКАРа Дмитрий Рылько поддерживает соглашение РАПУ и Росагропромсоюза. «С учетом того, что на рынке минудобрений доминирует несколько компаний, мера правильная», — говорит он.

С ним согласен президент группы «Русские фермы» Андрей Даниленко. «Мы, участники Национального союза производителей молока, тоже вышли с инициативой договоренности с переработчиками о выработке дважды в год ценовой политики, — рассказывает он. — Ведь сейчас у одних рентабельность доходит до 70%, а у других — стремится к нулю. Эту проблему нужно решать». Нравится Даниленко и обязательство банков выделять квоты на кредитование сельского хозяйства. Получив деньги от государства, они должны будут в первую очередь дофинансировать все временно замороженные проекты, настаивает он. «Во время кризиса не подачками надо заниматься, а строить адекватную политику развития АПК», — категоричен председатель постоянной комиссии по агропромышленному и рыбохозяйственному комплексу Заксобрания Ленобласти Виктор Санец. Федеральные власти помогают его региону дотациями на дизтопливо — 10 коп./л. «Таким образом, в год одно предприятие будет получать 100-120 тыс. руб., — подсчитывает Санец. — Ну и что можно сделать на такую сумму? Разве что несколько раз заправить «Кировец». А закупочные цены на интервенциях нужно было повышать не меньше чем до 6 тыс. руб./т, полагает он: «Именно столько нужно, чтобы хозяйства получали минимальный доход». «Все объявленные правительством меры — нужные для сельхозпроизводителя, — радуется Таисия Бабичева, гендиректор курского свинокомплекса «Псельское». — Очень хорошее решение — 100%-ное субсидирование ставки ЦБ. Нам до сих пор возмещали только две трети». Бабичева надеется на упрощение процедуры оформления лизинга и его большую доступность. Кроме увеличения уставного капитала «Росагролизинга», нужно снизить ставку по федеральному лизингу, говорит она: до кризиса покупать технику на льготные кредиты было дешевле и проще, чем брать ее у госкомпании.

Эксперты советуют государству воспользоваться снижением цен на сырье, в том числе зерно, для снижения продовольственной инфляции. Удешевление сельхозпродукции должно привести к снижению цен в рознице, обращает внимание Рылько. «Иначе получится, что зерно и мука дешевеют, а цена на хлеб остается прежней, — рассуждает он. — Как следствие, падает платежеспособность населения [а значит, и спрос на агропродукцию]. Государство же должно, наоборот, способствовать росту потребления».

Никто никому не платит

В ноябре, на момент сдачи этого номера, рынок еще не почувствовал эффекта от принятых правительством решений. Опрошенные «Агроинвестором» топ-менеджеры компаний жаловались, что терпят убытки, откладывают инвестпроекты, не могут получить кредиты, а ритейл и переработчики им не платят. «Сейчас денег нет ни у кого — ни у торговых сетей Волгоградской области, ни у сельхозпроизводителей, ни у банков», — сетует Волков из «МТ-Агро». В ноябре, по его словам, зерно в регионе продавалось по 2-3 тыс. руб./т, подсолнечник — по 5-6 тыс. руб./т. Еще в августе «МТ-Агро» продавало его за 7-8 тыс. руб./т, пшеницу 5 класса — за 5,2 тыс. руб./т, а бизнес-план на 2008 год рассчитывало исходя из средних цен 4-5 тыс. руб./т зерна. «Сельхозпроизводители, распродавая свой продукт по дешевке, кое-как гасят текущие обязательства перед банками, — делится впечатлениями Волков. — Но тогда в следующем году они останутся без оборотных средств». Легче животноводам и переработчикам, добавляет глава «МТ-Агро», но и они из-за нехватки в экономике денег не могут продать продукцию, отчего многие вынуждены снижать цены почти до себестоимости.

Так как цены резко снизились и компания недобрала две трети ожидаемой выручки, Волков в октябре обратился к банкам, выдавшим ему три инвесткредита, с просьбой о перекредитовании. В ноябре, не дождавшись ответа, он пересмотрел бизнес-план: на 30% сократил зерновые посевы и отказался от всех проектов модернизации хозяйств. Те же проблемы у переработчиков. Компания «Экоофис», в начале этого года заявлявшая о намерении вложить $70 млн в свой макаронный бизнес и купить 300 тыс. га сельхозземель для возделывания твердой пшеницы, до кризиса успела потратить только $12 млн на модернизацию своих предприятий. Вопрос же о создании агрохолдинга теперь вообще не стоит, призналась «Агроинвестору» президент «Экоофиса» Татьяна Ковалева. «В ближайшие два года мы не будем рассматривать этот проект, — рассказывает она. — Что же касается кредитов, то сейчас пытаемся получить овердрафты в Росбанке и Народном банке. Радует уже то, что они не отказали в переговорах: в других банках нас даже слушать не стали».

У «Русских ферм» острый дефицит оборотных средств, разводит руками Даниленко. «Мы хотели увеличить дойное стадо с 6 до 10 тыс., но пришлось полностью остановить проект», — говорит он. Были у холдинга и планы по строительству двух сырзаводов в Московской и Белгородской областях. Первый мощностью 1 тыс. т сыра в год в декабре все же введут, а постройку второго отложили на неопределенное время. «Мы обратились за финансированием в Сбербанк, но там ответили, что до Нового года кредиты выдавать не будут», — поясняет Даниленко. «Русским фермам» по сравнению с другими аграриями еще повезло: пшеницу 2 класса — 30% урожая — компании удается продавать небольшими партиями по 5 тыс. руб./т. «Агрогард» хотел до 2012 года построить под Тамбовом пять молочно-товарных ферм на 1,2 тыс. коров каждая. Теперь «пришлось умерить аппетиты», рассказывает гендиректор компании Сергей Пронин. «Мы вообще планировали по одной-две новых фермы в каждом из восьми регионов, где присутствуем, — добавляет он. — Но из всех этих проектов на завершающей стадии только два: достройка комплекса в Липецкой области и реконструкция двух ферм в Краснодарском крае». «Агрогард» ведет переговоры о финансировании с РСХБ. Однако ставки, предлагаемые госбанком (17-18%), неприемлемы для животноводческих проектов, окупаемость которых больше 10 лет, замечает Пронин.

Георгию Глуховскому, владельцу калининградского свинокомплекса «Станица», нужно 100 млн руб. на пять лет для реконструкции откормочника и строительства бойни. «Обращались в шесть банков, — говорит он. — 

В РСХБ ответили: «Вы нам интересны, но пока не можем помочь». «Банк Москвы» получил указание пока не кредитовать сельхозпроизводителей, Сбербанк и ВТБ работают только со старыми клиентами, в «Транскредите» и «Петрокоммерце» просят подождать».

Опрошенные сельхозпроизводители утверждают, что ритейлоры, у которых высока доля кредитов в оборотных средствах, из-за нехватки ликвидности увеличили отсрочку оплаты товара в два-три раза — до 60-90 дней. Отсрочка доходит до 120 дней, знает управляющий партнер консалтинговой компании Retailer Group Даниил Сомов. Получается замкнутый круг: для пополнения оборотного капитала сетевики пытаются занять у своих же поставщиков. Последние, тоже не имея денег на операционную деятельность, снижают или прекращают отгрузку сельхозпродукции. «Сейчас отсрочка максимум 30 дней, а по таким продуктам, как молоко и хлеб, не больше семи», — возражает владелец сети «Магнит» Сергей Галицкий. Его оптимизм понятен: в конце октября ВТБ одобрил его компании кредит на 2,5 млрд руб.

С аграриями не могут рассчитаться не только ритейлоры, но и переработчики сырья, напоминает председатель исполкома Национальной мясной ассоциации (НМА) Сергей Юшин. «А еще возникло колоссальное недоверие между мясокомбинатами и импортерами, — добавляет он. — Последние почти перестали заказывать мясо за границей, потому что не уверены, получат ли от комбинатов деньги, которыми оплачивают контракты на поставку нового сырья». За первые 10 дней ноября, по данным НМА, отгрузка говядины из Бразилии составила всего 1,5 тыс. т — в 7-8 раз меньше обычного объема.

Вследствие кризиса обанкротятся до 20% агрокомпаний, предполагает ведущий аналитик ИКАРа Игорь Павенский. Выжившие хозяйства будут вынуждены сильно экономить на удобрениях, СЗР и техники. Из-за этого посевы зерна, предположил он в интервью «Интерфаксу», могут сократиться на 1 млн га до 45,5 млн га. «Я не исключаю, что ближе к весне нас ждет волна корпоративных дефолтов, — соглашается с Павенским Волков. — Мой прогноз — обанкротятся до 50% предприятий агросектора».

Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать

реклама