Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Инвестиции опять сменили драйверы. Какие проекты анонсировались в АПК в 2019 году
Инна Ганенко
Агроинвестор
2 декабря 2019
Приток вложений в производство сельхозсырья и пищевой продукции, несмотря на высокую насыщенность отдельных секторов, продолжает расти. Увеличивается и активность инвесторов в плане заявлений о новых проектах. Общая стоимость 25 крупнейших из них, объявленных в уходящем году, составила почти 415 млрд руб. Хотя, конечно, не все эти планы будут реализованы
журнал «Агроинвестор»
декабрь 2019
Фото: Легион-Медиа

Данные официальной статистики об инвестициях в основной капитал сельского хозяйства на момент создания статьи были доступны только за первые полгода. Однако если сравнивать с аналогичным периодом прошлых лет, то явно видна позитивная динамика. В январе — июне уходящего года объем вложений в АПК (с учетом лесного хозяйства, охоты, рыбоводства и рыболовства), совершенных крупными и средними организациями, а также предприятиями с численностью работников до 15 человек, не являющихся малыми, составил 195 млрд руб., а в первом полугодии 2018-го этот показатель не превысил 173 млрд руб. В 2017-м инвестиции в основной капитал агроотрасли и вовсе оценивались в 135,6 млрд руб., информирует Росстат.

Доля агропрома за январь — июнь 2019 года составила 3,8% в объеме общих инвестиций в экономику страны, сумма которых за этот период превысила 5 трлн руб. Это почти столько же, сколько и годом ранее, когда на АПК пришлось 3,7% из 4,6 трлн руб. общих вложений. 

Сельхозотрасль все еще привлекательна

«Агроинвестор» традиционно составил рэнкинг крупнейших проектов по производству и переработке сельхозпродукции, которые были объявлены к реализации в уходящем году. В топ-25 вошли планы инвесторов стоимостью от 3 млрд руб., о которых редакция писала на страницах журнала или веб-сайте. Общий объем планируемых вложений составил 414,5 млрд руб.

В период, когда в ответ на западные санкции Россия ввела продуктовое эмбарго, инвестиционная активность в сельском хозяйстве буквально взлетела, напоминает аналитик «Финама» Алексей Коренев. Не только мелкие и крупные агрохозяйства стали расширять и диверсифицировать свой бизнес, но даже непрофильные предприятия начали вкладывать деньги в строительство теплиц, возведение комбинатов глубокой переработки, открытие собственных ферм и т. д. Сейчас же темпы инвестирования в сельхозпроизводство заметно упали, считает он. Отчасти из-за общей экономической ситуации в стране (не самой благоприятной), отчасти из-за перепроизводства по некоторым видам продукции, по которым был взрывной рост (например, выращивание огурцов в закрытом грунте), а отчасти из-за того, что многие поняли, что неверно рассчитали свои силы. Тем не менее, признает Коренев, в целом сельское хозяйство в России продолжает оставаться одной из немногих отраслей, показывающих неплохую динамику. Достаточно короткий производственный цикл с явно выраженной сезонностью и периодичностью, хорошие климатические условия, стабильный внутренний спрос позволяют многим хозяйствам продолжать наращивать производство. Но высокая конкуренция в отдельных секторах делает многие предприятия зависимыми от экспортных поставок, акцентирует внимание аналитик.

Партнер консалтинговой компании в сфере промышленного строительства «Вальтер Констракшн» Анастасия Владимирова оценивает инвестиционную активность в АПК в 2019 году как слабую. «По большей части рынок укрупняется в рамках уже действующих проектов, заметны были несколько крупных слияний и поглощений в ряде отраслей, крупнейшие игроки приобретали земли (например, „Мираторг“ в Ставрополье), а также заявляли о намерениях вкладывать средства в новые производства, однако за счет снижения доли государственной поддержки высокого интереса к проектам АПК со стороны новых инвесторов не наблюдалось», — считает она.

По мнению директора департамента стратегического маркетинга НАО «Евроэксперт» Евгении Шалихмановой, активность инвесторов в 2019 году не стала выше, но и «нельзя сказать, что она отсутствует». «Зато можно с уверенностью отметить: эра мегапроектов по производству коммодити подошла к концу», — констатирует она. Инвестиционные планы теперь стали носить более специализированный характер, а их инициаторами все чаще выступают профессионалы-специалисты, а не непрофильные компании. В секторах коммодити если и сохраняется активность, то только со стороны тех, кто уже работает на этих рынках и успел накопить хорошую экспертизу по управлению агробизнесом. Такие команды продолжают, например, строить новые теплицы (возмещения капзатрат уже нет, но есть другие возможности получить софинансирование от государства) или возводить свинокомплексы. Среди специализированных проектов в этом году было анонсированы комплексы по выращиванию и переработке ягод (как тепличных, так и дикоросов), производства готовой еды и полуфабрикатов — и для конечных потребителей, и для HoReCa.

Российский АПК стал более привлекателен для иностранных инвесторов, полагает руководитель проектов практики АПК компании «НЭО Центр» Ксения Безшлях. И тому есть несколько причин — дешевая рабочая сила и ресурсы, близость емкого рынка КНР, наличие неосвоенных ниш внутреннего рынка, особенно в технологичных областях агропрома. Так, китайские инвесторы активно осваивают Дальний Восток: заявлены проекты в молочной отрасли, марикультуре, выращивании сои. В Центральной России и на юге реализуются проекты с иностранным участием в семеноводстве и генетике (Remington seeds, Syngenta), зерновом направлении (Al Dahra), производстве молока и детских смесей (United Green Group, TH Group). В этих секторах невысока конкуренция со стороны российских производителей и есть рыночный потенциал, думает эксперт.

Одним из важнейших факторов для каждого крупного инвестора является стабильность экономической и политической ситуации, законодательства, а также наличие перспектив роста, добавляет директор «Сингенты» Джонатан Браун. «Россия по всем этим критериям проходит», — уверен он. 

29.jpg

Зерно — наше все

Хотя производство зерна является, пожалуй, основополагающей отраслью всего сельского хозяйства России и именно сюда сами аграрии ежегодно вкладывают тот или иной объем средств, до недавнего времени единовременные крупные инвестиции в развитие сегмента поступали нечасто. В уходящем же году инвесторы активизировались: было объявлено несколько проектов по глубокой переработке зерна, строительству зерновых экспортных терминалов, а также развитию логистической инфраструктуры. В рэнкинг «Агроинвестора» вошли пять крупнейших из них общей стоимостью почти 117 млрд руб.

Самым крупным из анонсированных в данном сегменте и даже уже стартовавшим в июне является проект строительства производственного комплекса по глубокой переработке пшеницы в Липецкой области. Инвестор — компания «Рустарк» — планирует вложить в выпуск модифицированных крахмалов и биополимеров, которые используются для производства экологически безвредных биопластиков, 63 млрд руб. «Это в чистом виде инновационный проект. Будут применяться передовые технологии, на которые сегодня делает ставку весь мир при производстве биоразлагаемых материалов», — рассказывал партнер проекта «Рустарк» Иван Тырышкин. Инвестиционный план компании предполагает четыре этапа с выходом на полные мощности (3 тыс. т/сутки) в течение 10-15 лет.

13 млрд руб. в создание совместного предприятия по переработке зерна в Орловской области рассчитывает пусть «Корпорации развития Орловской области» совместно с агрофирмой «Мценская» и агрохолдингом Al Dahra (ОАЭ). Мощность завода, который будет построен в рамках СП, составит до 150 тыс. т в год. Также проект предполагает возведение мельничного комплекса с цехами производства комбикорма и крахмала на160 тыс. т продукции в год.

Об интересе к сектору в этом году заявлял один из крупнейших в России производителей тепличных овощей «Эко-культура». Как говорил «Агроинвестору» вице-президент по стратегии и маркетингу компании Сергей Фоменков, наиболее инвестиционно привлекательными в данном направлении являются производство нативного крахмала, глюкозы и продуктов ее переработки, амино- и органических кислот. «Глубокая переработка зерна — высокорентабельное производство, однако требует больших капитальных затрат», — отмечал топ-менеджер. В зависимости от типа сырья, мощности переработки и видов выпускаемой продукции инвестиции в строительство предприятия он оценивал от 11,6 млрд руб. до 15,5 млрд руб.

Оператор вагонов «Технотранс» тоже планирует вложиться в глубокую переработку пшеницы в глютен, нативный крахмал, глюкозно-фруктозный сироп и кормовые добавки с годовым объемом 180 тыс. т в год. Однако на первом этапе компания хочет построить специализированный зерновой терминал пропускной способностью 4 млн т в год на территории морского порта Высоцк (Ленинградская область). Стоимость проекта составляет 13 млрд руб.

По мнению Коренева, увеличение интереса к проектам по глубокой переработке зерна связано, во-первых, с тем, что ранее это направление было слабо представлено в России: большая часть глютена, пектина и другой подобной продукции поставлялась из-за рубежа. А во-вторых, сейчас эти предприятия будут не только обеспечены стабильным внутренним спросом, но и могут рассчитывать на высокий экспортный потенциал, верит он.

А вот крупнейший экспортер российского зерна ТД «Риф» намерен вложить около $250 млн в покупку и строительство судов для работы в Азовском море. В 2018-м компания инвестировала в приобретение 1,5 тыс. вагонов-хопперов, таким образом, собственные суда станут для нее еще одним звеном логистической цепочки и снизят зависимость «Рифа» от поставщиков услуг по транспортировке зерна. 

Продолжают идти в молоко

Второй год подряд внимание большого количества инвесторов притягивает молочная отрасль. Пять проектов из топ-20 анонсированы в данном сегменте, сумма вложений в них составляет почти 90 млрд руб. В первую очередь привлекают инвестиции в крупные интегрированные проекты производства и переработки молока два фактора: дефицит качественной молочной продукции и высокий экспортный потенциал этого направления, считает Ксения Безшлях. «Российскому внутреннему рынку есть куда расти — на полное самообеспечение качественным молоком Россия еще не вышла, сохраняется некоторая доля импорта, но в результате регулярных конфликтов с республикой Беларусь тренд на внутренний рост производства увеличивается», — комментирует Владимирова. По ее мнению, качественное сырье, соответствующее требованиям крупнейших переработчиков — это та ниша, где можно развернуться инвесторам. Однако на другой чаше весов все еще остаются очевидные минусы данных вложений — долгая окупаемость, рост цен на корма. Поэтому инвесторы если и вкладываются, то активнее в предприятия полного цикла, обращает внимание эксперт.

Коренев рост количества проектов в молочной отрасли объясняет относительно неплохой маржинальностью этого сектора и продолжающимся замещением импорта. Однако инвестиционная активность в сегменте не означает, что сам по себе молочный КРС стал интереснее, чем был пять лет назад, отмечает Шалихманова. «Просто из-за насыщения рынка иссякла возможность инициировать проекты с более короткими сроками окупаемости (птице- и свиноводство)», — поясняет она.

В 2019 году активно проводилась борьба с серым импортом белорусского молока, что привело к снижению объема сырья для переработки и сохранению высоких цен на сырье даже в период традиционного сезонного спада, напоминает Ксения Безшлях. Кроме того, активно проводится политика вытеснения контрафактной продукции и продуктов с применением заменителей молока (система «Меркурий», эксперименты по маркировке продукции), что также повышает спрос на и без того дефицитное сырое молоко. Как следствие — рост привлекательности проектов молочных ферм, а также собственной переработки. Кроме того, молочная продукция является перспективным направлением экспорта, прежде всего в Китай и страны Африки, верит эксперт.

Гендиректор Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Артем Белов называет сохранение инвестиционной привлекательности отрасли, что подтверждается высоким интересом крупных инвесторов, которые продолжают вкладывать серьезные средства в производство сырья и переработку, главным позитивным итогом уходящего года. «Несмотря на то, что происходит некоторая стагнация спроса, инвесторы высоко оценивают потенциал сектора, у нас активно расширяются действующие проекты и появляются абсолютно новые, — констатирует он. — Молоко остается одним из драйверов инвестиций в сельское хозяйство в целом и уже опережает те сегменты, которые в этом смысле были долгое время лидерами — птицеводство, свиноводство».

Самыми крупными из объявленных в 2019 году молочных проектов стали анонсированные в сентябре совместные планы «Степь х молоко» (является структурой АФК «Система» Владимира Евтушенкова) и китайских госкомпаний Mengniu Dairy Group и Zhongding Dairy Farming. В соглашении также принимают участие администрация Приморского края, провинции Хэйлунцзян и города Муданьцзян, АНО АПИ и Корпорация развития Дальнего Востока. Проект стоимостью до 45 млрд руб. предполагает строительство на территории Приморского края молочно-товарных ферм совокупной мощностью 500 тыс. т сырого молока в год.

Возвести пять молочных комплексов на 1,8 тыс. голов КРС каждая в Тюменской и Свердловской областях до 2024 года рассчитывает «Арсиб агро» (входит в холдинговую группу «Арсиб»). По словам гендиректора компании Серго Степаняна, возведение собственных ферм позволит холдингу восполнить нехватку сырья для перерабатывающих мощностей. «Сегодня мы получаем от хозяйств области только половину необходимых объемов», — уточнял он. Инвестиции в проект гендиректор Petrova Five Consulting Марина Петрова оценила в 7,5-9 млрд руб. в зависимости от стоимости оборудования и скота.

Продолжает свое развитие крупнейший российский производитель молока «ЭкоНива» Штефана Дюрра. В августе компания объявила о намерениях построить минимум три комплекса на 10 тыс. голов КРС в Самарской области. Плановый объем инвестиций составит 12 млрд руб. Благодаря реализации всех проектов в 2020 году холдинг планирует увеличить производство молока до 1 млн т. Только в 2019-м «ЭкоНива» вела и/или ведет строительство 16 комплексов. В прошлом году было запущено 25 площадок. «В 2020 году тоже будем строить, потому что [государственная] поддержка хорошая. Может быть, еще десяток объектов добавим», — делился планами Дюрр. 

Свиноводство растет органически
Юрий Ковалев. Гендиректор Национального союза свиноводов
Хотя проектов строительства свинокомплексов с нуля новыми инвесторами в 2019 году не объявлялось, в отрасль продолжают идти огромные деньги. Трудно подсчитать точно, сколько вкладывается в сектор на данный момент, но можно точно сказать, что прирост производства на новых предприятиях, которые будут построены и запущены в перспективе ближайших четырех лет, составит более 1 млн т. Продолжают расширять мощности по откорму свиней «Мираторг», «Агроэко», «Сибирская аграрная группа» и многие другие. Десятки миллиардов рублей идут в строительство убойных и перерабатывающих мощностей. По нашей оценке, топ-20 крупнейших компаний, на которые в совокупности сейчас приходится 60% от общего промышленного производства свинины, в течение следующих четырех лет увеличат свои объемы на 50%, вложив до 2021 года примерно 200 млрд руб.
Но, конечно, приходить в свиноводство и начинать строить бизнес с нуля сейчас не имеет смысла. Затраты заметно возросли, а маржа снизилась. Да и никакой банк не решится поддержать на данном этапе развития отрасли такой проект.
Что касается дальнейших инвестиций, то теперь акценты будут смещаться уже не только и не столько в переработку продукции, сколько в создание мощностей по замораживанию и хранению. Раньше спрос на замороженную продукцию по большей части закрывал импорт, а теперь, с сокращением его объемов, этот рынок нужно восполнять. К тому же наличие таких мощностей позволяет производителям страховать бизнес от всевозможных скачков цен в одну или другую сторону.

Масложировой сегмент

С этого года у инвесторов вновь проснулся интерес и к масложировой отрасли. В рэнкинге «Агроинвестора» пять проектов по этому направлению. Их общая стоимость составляет 63,4 млрд руб.

В последние несколько лет крупные новые МЭЗы в стране не строились и не запускались. Теперь такие планы появились сразу у нескольких компаний. При этом если раньше вложения шли в переработку подсолнечника, то теперь деньги в основном направляются на переработку сои. Так, крупнейший в России игрок данного рынка — группа «Содружество» — решил выйти за пределы своего региона, Калининградской области, где у него сосредоточены все российские мощности по переработке сои и рапса. В строительство МЭЗа в Курской области компания хочет вложить 20 млрд руб., мощность предприятия превысит 1 млн т сои в год.

30.jpg

6 млрд руб. в новое для себя направление готова пустить группа «Черкизово». В октябре холдинг заявил, что планирует начать строительство перерабатывающего сою завода в 2020 году, а запустить его в 2022-м. Мощности предприятия позволят перерабатывать 1,5 тыс. т бобов в сутки и выпускать 350 тыс. т соевого шрота без ГМО в год. Согласно собственным данным, завод станет одним из крупнейших в России и «будет способствовать решению задач по импортозамещению соевого шрота». Также значительный объем соевого масла «Черкизово» предполагает поставлять за рубеж. «Все мясо теперь мы производим сами. Но надо не только радоваться достигнутым успехам, но и выходить на новый уровень — стать экспортной державой в сфере агропродуктов», — отмечал руководитель направления инвестиционных проектов группы Леонид Измайлов.

Отдельные продукты переработки сои не производятся в России, спрос на них очень высок, реализуется ряд проектов в сегменте переработки сои, направленных на замещение импорта, говорит ведущий аналитик аналитического департамента консалтинговой группы «Текарт» Евгения Пармухина. Ряд продуктов переработки сои имеют высокий экспортный потенциал, соглашается она с Измайловым.

А вот один из лидеров масложирового рынка «Эфко» решил пойти дальше в буквальном смысле. С целью развития внешних продаж компания намерена направить свои инвестиции в развитие производства в Египте. В уходящем году группа объявила о намерении создать совместное предприятие по выпуску специализированных жиров для пищевой промышленности и растительных масел с египетской компанией United Oil. Основная цель партнерства — освоение рынков Северной Африки, Ближнего Востока и Южной Европы в продуктовых категориях наливного и бутилированного растительного масла, а также в пищевых ингредиентах — специализированных жирах, сообщала пресс-служба «Эфко». Инвестиции в проект оцениваются в $300 млн. Соглашение, которое заключили партнеры, предусматривает расширение производства бутилированного масла (розлив вырастет вдвое и составит 40 тыс. т в месяц) и запуск брендов российской группы на рынках Северной Африки, строительство нового завода по производству спецжиров в Египте, трансфер инновационных технологий российской компании, создание центра прикладных исследований в Каире. Кроме того, стороны планируют строительство зернового терминала на Средиземном море по перевалке 2 млн т насыпных грузов в год.

«Вместо того чтобы продавать масло или шрот на FOB Черное море, мы ищем возможности выхода к потребителям на рынках стран-импортеров нашей продукции, — комментировал гендиректор группы Евгений Ляшенко. — Партнерство с United Oil открывает несколько возможностей в регионе с быстрорастущими показателями численности и благосостояния населения. Во-первых, мы станем пионерами в трансфере наших инновационных технологий в области спецжиров, которые максимизируют использование отечественного подсолнечного масла. Во-вторых, наши бренды „Альтеро“ и Violio получат шанс стать глобальными брендами». 

31.jpg

Закрытый грунт

Тепличное овощеводство в 2016—2018 годах было лидером по привлечению денег инвесторов. Но в 2019-м вложения резко свернулись. Причиной тому в первую очередь стало прекращение возмещения части затрат на строительство теплиц. По мнению Алексея Коренева, падение интереса к овощеводству в защищенном грунте во многом связано также с тем, что ранее были взяты чрезмерно высокие темпы. «Только ленивый не строил теплицы, и это при том, что данный вид сельхозпроизводства не только весьма затратный, но и требует определенных профессиональных компетенций, сложной и развитой инфраструктуры и т. д.», — комментирует он. Сейчас в этом направлении продолжают работать в основном наиболее сильные игроки, в то время как те, кто явно поспешил или ошибся с выбором инвестиций, были вынуждены уйти, уступив место более опытным и крупным компаниям.

Тепличная отрасль, впрочем, так же, как и птицеводство, и свиноводство, в силу близости рынков к насыщению и сокращению господдержки остается интересной только в контексте модернизации старых производств, инвестиций в удаленные регионы Севера и Дальнего Востока, а также как экспортное направление, считает Ксения Безшлях. Очевидно и ужесточение правил игры на рынке овощей закрытого грунта: себестоимость растет под давлением тарифов на энергоресурсы, ценовая политика ограничивается растущей конкуренцией и требованиями сетей. «Вряд ли стоит ожидать новой волны инвестиций, — говорит она. — К реализации теперь будут рассматриваться лишь хорошо проработанные, прежде всего в плане сбытовой политики, проекты». Хотя коррективы в развитие отрасли может внести закон об органической продукции, который вступит в силу с января 2020 года. На фоне его реализации возможно реструктурирование рынка с выделением отдельного сегмента органических овощей, что может дать шансы на успешную реализацию новым проектам, не исключает эксперт.

Тем не менее приток вложений в сектор продолжается, утверждает гендиректор компании «Технологии Роста» Тамара Решетникова. Просто теперь эти деньги идут из кармана уже действующих игроков, а не новых инвесторов. «Случайные, непрофильные компании уходят с рынка, остаются те, которые построили эффективный бизнес и действительно разбираются в данной отрасли», — отмечает она.

В регионах Сибири, Дальнего Востока, Крайнего Севера по-прежнему существует явный дефицит тепличной продукции. Во многих городах вообще нет своих промышленных теплиц, и там, по мнению Решетниковой, целесообразно строить именно локальные небольшие производства, до которых у инвесторов руки пока не доходят. «Поэтому говорить, что потенциал отрасли уже исчерпан, нельзя, — настаивает эксперт. — Тем более есть и второй фактор, стимулирующий инвестиции если не прямо сейчас, то в ближайшем будущем: это постепенная деградация и выход из строя старых теплиц, которые во многих регионах работают еще с советских времен». По мере их выбытия из эксплуатации эти доли производства нужно будет наполнять.

Заявленных с нуля крупных проектов в уходящем году в отрасли действительно не наблюдалось. Точнее, проектов, готовящихся к реализации отечественными инвесторами в России. Тем не менее самым крупным из объявленных в этом году стал именно тепличный проект, но который будет возводиться на территории Казахстана. Меморандум о намерениях построить в республике тепличный комплекс площадью 500 га президент и председатель совета директоров АПХ «Эко-культура» Александр Рудаков подписал с премьер-министром Казахстана Аскаром Маминым в этом мае. Инвестиции в проект оцениваются в $1,1 млрд.

Реализовать планы компания рассчитывает за пять лет, в результате чего будет создано около 10,6 тыс. рабочих мест. «В Казахстане мы ощущаем поддержку со стороны властей, готовность помочь, а также видим хороший инвестиционный климат, — комментирует руководитель маркетингового отдела «Эко-культуры» Жанна Еронина. — Однако возникают сложности в обеспечении будущих мощностей газом, электричеством и водой. Пока господдержка в создании инфраструктуры будет оказана только в рамках первой очереди».

Интересны холдингу и другие зарубежные рынки. Например, компания присматривается к Узбекистану. По словам топ-менеджера, в Узбекистане очень благоприятный инвестиционный климат, а местные власти хорошо относятся к иностранным инвесторам. Но в то же время отсутствуют финансовые решения для реализации проектов и меры господдержки. «Получить кредитные средства в Узбекистане можно только через местные банки, но они требуют залоги и поручительства, чего у иностранных инвесторов там нет, — поясняет Еронина. — Также в республике наблюдается дефицит профессиональных кадров».

Что касается российских проектов, то в этом году «Эко-культура» заложила строительство тепличного комплекса «Подмосковье» с годовым объемом производимой продукции почти в 55 тыс. т свежих овощей ежегодно. Началось возведение ТК «Тульский» мощностью 62,4 тыс. т в год. Ввод в эксплуатацию теплиц первой очереди состоится уже в январе 2020-го. Крупный проект реализуется в Минераловодском районе Ставропольского края. В ТК «Кавказ» компания рассчитывает вложить 16 млрд руб. Это будет теплица весенне-осеннего цикла на 86 га. Кроме того, холдинг хочет инвестировать в производство земляники в Московской области. Совокупная мощность трех очередей теплиц общей стоимостью 500 млн руб. составит 1,5 млн кг ягод в год. «Вне зависимости от ситуации с льготными кредитами мы будем завершать и развивать уже начатые проекты, а также заниматься строительством новых, — обещает Еронина. — Мы используем все виды господдержки, которые нам предлагают. Сейчас у нас есть возможность возмещения процентной ставки по кредиту в течение 12 лет и дополнительно имеем 90% от ключевой ставки ЦБ, однако если говорить в целом про отрасль, продолжать наращивать производственные мощности в нынешних условиях развития рынка смогут только крупные компании». 

Опять птица

Рынок бройлера стал первым, который достиг насыщения на новом этапе развития российского сельского хозяйства. Хотя он был безусловным лидером по привлечению инвестиций на протяжении нескольких лет, с 2016 года новых проектов в отрасли объявлялось с каждым годом все меньше. В 2018-м таких планов и вовсе не анонсировалось. В уходящем же году интерес к данному сектору вновь проснулся.

В конце весны о намерениях построить бройлерную птицефабрику в Бурятии сообщили инвесторы, связанные с «Сибнефтью» (в 2006 году переименована в «Газпром нефть»). Как писал «Байкал Daily» со ссылкой на министра по инвестициям республики Антона Виноградова, объем вложений в проект составит 5,6 млрд руб., а реализацией планов будет заниматься компания «Ноябрьскпродсервис». Мощность производства на будущем предприятии, которое включает инкубаторий, площадки по выращиванию и комбикормовый завод, может достигнуть 30 тыс. т мяса птицы в живом весе. На втором этапе предполагается создание переработки.

Проект строительства мясоперерабатывающего комплекса и бройлерной птицефабрики стоимостью 8 млрд руб. на территории Смоленской области готова реализовать чешская компания Bauer Technics a. s. Инвестиционный проект включает два этапа. На первом предполагается возвести мясоперерабатывающий комплекс за 2,3 млрд руб. с убойным, разделочным, консервным цехами, мультитемпературными складами сырья и готовой продукции, цехами технических фабрикатов, колбасных изделий и лабораторией. На втором Bauer Technics вложит 5,8 млрд руб. в комплекс по выращиванию бройлера для обеспечения собственных потребностей в сырье. Исходя из размера инвестиций, мощность птицефабрики может составить от 30 тыс. т до 50 тыс. т мяса бройлера в год, оценил гендиректор Национального союза птицеводов Сергей Лахтюхов. По его мнению, обеспечить сбыт для такого объема будет непросто, ведь российский рынок этого вида мяса полностью насыщен. «В подобных условиях проекты с нуля с экономической точки зрения выглядят сомнительными», — считает эксперт.

По-прежнему привлекает инвесторов и индейководческий сегмент. Вернулся к проекту расширения такого производства в Белгородской области итальянский производитель птицы Veronesi Holding. Ранее компания выкупила обанкротившуюся белгородскую птицефабрику «Герцевская», на мощностях которой производится около 4,5 тыс. т мяса индейки в живом весе. Как сообщал «Коммерсантъ» со ссылкой на департамент экономического развития региона, в этом году рядом с действующим производством должно было начаться строительство нового, которое позволит увеличить объемы производства до 6 тыс. т. В реализацию планов инвестор планировал вложить около 500 млн руб. Рост производства на 1,5 тыс. т — крайне незначительное увеличение на фоне всего российского рынка индейки, который оценивается в 300 тыс. т, отмечает президент Agrifood Strategies Альберт Давлеев. «Такое расширение не будет замечено рынком, но будет важным для компании. Инвестиции означают увеличение производства на треть, также не исключено, что они пойдут на создание инфраструктурных мощностей для дальнейшего расширения проекта», — комментирует он. По мнению эксперта, инвестиции в индейку по-прежнему оправданы на региональном уровне, где есть возможность дистрибуции свежего мяса птицы с коротким сроком хранения и лояльность к собственным производителям. 

Производитель агрохимии идет в сыры
Молочная переработка привлекает не только профильных инвесторов, но и игроков из других сегментов. Мини-завод по выпуску твердых сыров и сливочного масла построит «Бетагран Липецк» (входит в «Щелково Агрохим»). Как рассказал «Агроинвестору» гендиректор группы Салис Каракотов, технологическая линия будет поставлена до конца уходящего года, ее стоимость составит около 300 тыс. евро.
Генетический центр «Бетагран Липецк» был запущен в конце 2014 года и занимается производством эмбрионов молочного и мясного КРС. В 2019-м предприятие запустило комплекс и с небольшим дойным стадом — всего около 200 коров элитных пород, которые одновременно являются донорами яйцеклеток для эмбрионов. «Молоко, получается, как бы побочный продукт, но чтобы он еще и приносил пользу, а возможно, в перспективе и какую-то прибыль, мы решили пускать его на переработку», — поясняет Каракотов. Мощность линии составит 2 т молока в смену. Свой сыр мягких и твердых сортов «Бетагран Липецк» планирует получить уже весной следующего года.

Иностранные инвестиции

Зарубежные инвесторы в уходящем году проявляли интерес не только к выпуску мяса птицы и молока. Одними из самых важных для развития отечественного АПК в целом стали проекты по локализации производств таких крупных иностранных игроков, как Syngenta и Kuhn.

Начать строительство завода по выпуску селективных гербицидов и гербицидов сплошного действия один из ведущих мировых производителей средств защиты растений и семян планировал начать осенью этого года. 24 октября состоялась церемония закладки первого камня. Хотя, по словам Джонатана Брауна, решение о необходимости возведения такого предприятия было принято еще 10 лет назад. «Мы всегда видели огромный потенциал России, ведь она представляет собой самый крупный рынок компании „Сингента“ в регионе Европа, Африка, Ближний Восток и один из немногих мировых рынков, которые продолжают демонстрировать уверенный рост, — отмечает он. — Мы хотим быть ближе к нашим клиентам в России и быстрее реагировать на изменения спроса. Для этого нам и необходимы собственные производственные мощности».

Для реализации планов в начале 2019 года в Липецкой области было зарегистрировано юридическое лицо «Сингента Продакшн», которое в феврале получило статус резидента ОЭЗ «Липецк». «Мы уверены, что выбрали удачное место для реализации проекта в самом сердце Центрально-Черноземного региона с отличной логистикой, близостью к трассе М-4», — говорит Браун. К началу ноября проектирование объекта было завершено, проектно-сметная документация проходила государственную экспертизу. Первый этап проекта с общими инвестициями 1,6 млрд руб. предполагает производство гербицидов общим годовым объемом 5 млн л. Завод планируется ввести в эксплуатацию в 2021 году.

32.jpg

Для французской группы Kuhn Россия является стратегическим рынком, утверждает директор российского представительства компании Андрей Манзюк. Связано это с несколькими причинами. «К 2050 году население планеты достигнет 9,6 млрд человек, чтобы обеспечить всех их едой, мировое производство продуктов питания должно вырасти на 70%. Площади сельхозугодий в развитых странах уже почти достигли своего предела, поэтому наибольший прирост будет в развивающихся странах, 90% роста в сельском хозяйстве будет достигаться за счет повышения урожайности, поэтому Россия может стать одной из значимых точек роста в обеспечении продовольственной безопасности мира», — считает он. В то же время это большой сложный рынок, который обладает значительным потенциалом для роста и огромным отложенным спросом. Одним из основных факторов, которые сдерживают его развитие, до сих пор остается большая доля технологически устаревших сельхозмашин, низкое использование современных агротехнологий, а также потребность в широкозахватных машинах, способных обрабатывать большие поля. Поэтому для успешного развития бизнеса требуется физическое присутствие производителя на территории страны, уверен топ-менеджер.

Наличие собственного производства в России позволит компании быть ближе к клиентам, лучше понимать их потребности и еще более оперативно реагировать на них, чтобы в итоге предлагать наиболее эффективные решения. «И это не просто слова: сегодня 40% машин, которые выпускает Kuhn, — это не стандартные базовые модели, а машины, созданные для удовлетворения потребностей конкретных клиентов», — подчеркивает Манзюк. Еще одна важная причина локализации производства заключается в том, что многие виды техники компании выпускаются специально для российского рынка — в первую очередь это широкозахватные машины, предназначенные для крупных агрохолдингов и фермерских хозяйств. Поэтому их целесообразнее производить в России, а не везти из Франции или Голландии.

К ноябрю Kuhn получила разрешение на строительство и планировала приступить к нему в ближайшие месяцы. На предприятии планируется производить широкозахватную посевную технику, машины для почвообработки и опрыскивания. Инвестиции в проект составят 3 млрд руб.

По мнению Владимировой, российский рынок привлекателен для иностранных инвесторов наличием особых экономических зон в регионах и, как следствие, заинтересованностью местных властей с точки зрения поддержки и льготных условий. «Для зарубежных компаний, которые хотят вкладывать в российский АПК, есть большой потенциал захода на наш рынок в обход санкций, поэтому они действительно стали более спокойными, часть их использует или планирует использовать российские площадки для дальнейшего экспорта продукции», — комментирует она.

Как показало исследование «Перспективы развития международного бизнеса в России», подготовленное компанией EY, большинство иностранных инвесторов считают российский рынок важным и готовы расширять здесь свой бизнес. Так, 91% международных компаний, работающих в стране, заявили, что считают российский рынок стратегическим, а 85% участников опроса ожидают роста своего бизнеса в России в ближайшие три года. Среди ограничений для развития бизнеса в нашей стране компании называют быстро меняющееся законодательство, большое количество надзорных органов с разными целями, отсутствие понятной стратегии регулирования для большинства отраслей, а также несогласованность действий федеральных и региональных органов власти. 

В написании статьи принимали участие Татьяна Карабут, Татьяна Кулистикова, Екатерина Дятловская.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама