USD

76.218 (-0,42%)

EUR

90.276 (-0,16%)

MOEX

2816.7 (0,48%)

BRENT

41.59 (-2,05%)

Пшеница

634.4 (1,90%)

Сахар

14.72 (-0,41%)

USD

76.218 (-0,42%)

EUR

90.276 (-0,16%)

MOEX

2816.7 (0,48%)

BRENT

41.59 (-2,05%)

Пшеница

634.4 (1,90%)

Сахар

14.72 (-0,41%)

USD

76.218 (-0,42%)

EUR

90.276 (-0,16%)

MOEX

2816.7 (0,48%)

BRENT

41.59 (-2,05%)

Пшеница

634.4 (1,90%)

Сахар

14.72 (-0,41%)

Рынки

Суд поставил точку в споре об «Адыгейском сыре»

Продукцию с этим наименованием теперь могут производить только на территории Адыгеи

Право выпускать адыгейский сыр есть лишь у девяти предприятий
«Умалат»
Право выпускать адыгейский сыр есть лишь у девяти предприятий
«Умалат»

Арбитражный апелляционный суд вынес окончательное решение о запрете использования брендов «Сыр адыгейский» и «Новое имя адыгейского сыра» российскими компаниями, зарегистрированными за пределами Адыгеи. Теперь это название могут использовать только молочные заводы, расположенные в регионе. Об этом сообщила ТАСС юрисконсульт Союза производителей адыгейского сыра Анастасия Черносмага.

Бренд был зарегистрирован в Роспатенте, и два года назад Верховный суд России закрепил право производить сыр под названием «Сыр адыгейский» только за предприятиями Адыгеи. Однако в марте 2019 года Арбитражный суд Брянской области разрешил местному производителю — компании «Умалат» — выпускать такой же сыр. Адыгейские производители сыра подали кассационную жалобу на это решение и уточнили, что право выпускать продукцию есть только у тех, кто получил свидетельство № 74, которое, в свою очередь, выдается исключительно предприятиям Адыгеи.

Спустя год Арбитражный суд Москвы отклонил иск брянского «Умалата» к Минсельхозу России об адыгейском сыре, затем суд по интеллектуальным правам снова признал за Адыгеей исключительное право выпускать адыгейский сыр.

Как ранее рассказывал гендиректор «Умалата» Алексей Мартыненко, на заводе компании полностью соблюдалась технология производства «Адыгейского сыра», но «получается, что те, кто [работают] в Адыгее — могут его производить, те, кто не в Адыгее, — не могут».  По его словам, в ходе спора за право производить адыгейский сыр «Умалат» выиграл суды первой и второй инстанций, но кассация отменила решения нижестоящих судов и отправила дело на пересмотр.

В июне 2020 года Брянский суд поддержал требования адыгейских производителей к «Умалат», признал незаконным использование НМПТ «Сыр адыгейский» и взыскал компенсацию с компании. Однако позже стало известно, что тогда решение о запрете оказалось неполным и не распространилось на использование бренда. «Решение, вынесенное Брянским Арбитражным судом в июле, было парадоксальным. Брянский суд признал ЗАО “Умалат” правонарушителем, но не запретил использовать наименование “Сыр адыгейский”. Мы это решение оспорили в вышестоящей судебной инстанции», — рассказала Черносмага порталу Юга.ру.

24 сентября 20-й Арбитражный апелляционный суд Тулы удовлетворил жалобу правообладателей НМПТ. Он отменил решение Брянского суда и принял новый судебный акт. Согласно нему, молочные заводы из других регионов России не могут использовать не только обозначение «Сыр адыгейский», но и другие сходные наименования на этикетках, товарах и упаковках товаров. В итоге сейчас в России право выпускать адыгейский сыр имеют только девять производителей, все они находятся в Адыгее.

Загрузка...

реклама