USD

70.988 (0,00%)

EUR

82.486 (-0,35%)

MOEX

4261.82 (0,06%)

BRENT

84.92 (1,10%)

Пшеница

733.4 (1,21%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

70.988 (0,00%)

EUR

82.486 (-0,35%)

MOEX

4261.82 (0,06%)

BRENT

84.92 (1,10%)

Пшеница

733.4 (1,21%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

70.988 (0,00%)

EUR

82.486 (-0,35%)

MOEX

4261.82 (0,06%)

BRENT

84.92 (1,10%)

Пшеница

733.4 (1,21%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

70.988 (0,00%)

EUR

82.486 (-0,35%)

MOEX

4261.82 (0,06%)

BRENT

84.92 (1,10%)

Пшеница

733.4 (1,21%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

70.988 (0,00%)

EUR

82.486 (-0,35%)

MOEX

4261.82 (0,06%)

BRENT

84.92 (1,10%)

Пшеница

733.4 (1,21%)

Сахар

0 (0,00%)

Рынки

Экспорт продукции АПК вырос на 22%

Драйвером роста снова стали зерновые, но также растут поставки мяса и молочной продукции

Лидером закупок стала Турция, сменив на первом месте Китай
Е. Егоров
Лидером закупок стала Турция, сменив на первом месте Китай
Е. Егоров

С начала года по 21 марта экспорт продукции АПК из России вырос на 22% и достиг $6,2 млрд против $5 млрд за аналогичный период годом ранее. Лидером закупок стала Турция, сменив на первом месте Китай, сообщает центр «Агроэкспорт» при Минсельхозе. Темпы роста ускорились — по данным на 14 марта они составляли 16%.

Согласно отчету «Агроэкспорта», основу вывоза по-прежнему составляют зерновые. Их на внешние рынки было поставлено на $2,5 млрд, что в 1,7 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. Экспорт продукции масложировой отрасли вырос на 26% до $1,3 млрд, мясной и молочной продукции — на 17% до $205 млн, прочей продукции АПК — на 13% до $875 млн. В то же время поставки рыбы и морепродуктов снизились на 28% до $683 млн, продукции перерабатывающей промышленности — на 6% до $605 млн.

Турция импортировала российского продовольствия на $991 млн, что на 47% больше, чем годом ранее. На втором месте — Китай ($963, на 13% больше), на третьем — ЕС. Поставки на европейский рынок выросли на 7% до $678 млн, хотя неделей ранее динамика была отрицательной (минус 4%). В топ-5 покупателей продукции российского АПК также входят Египет и республика Корея: Египет нарастил закупки на 32% до $545 млн, Корея — на 28% до $335 млн. Турция и Египет остаются наиболее крупными покупателями российского зерна. Турция импортировала его на $588 млн, Египет — на $497 млн.

Гендиректор Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Артем Белов рассказал «Агроинвестору», что в прошлом году у России была неплохая динамика экспорта молочных продуктов. «Было несколько факторов, предопределяющих ее: во-первых, открытие новых рынков, во-вторых, расширение ассортимента поставляемой за рубеж продукции, в том числе за счет отгрузок сухого цельного, сухого обезжиренного молока и сыворотки, в-третьих, ослабление рубля, которое сделало экспорт молочной продукции более конкурентоспособным», — рассказал он. По словам Белова, в прошлом году, особенно во второй его половине, вывоз молочной продукции показал серьезный прирост, который по итогам года составил примерно 20% в натуральном выражении и 12-13% — в денежном. Экспорт по итогам 2020 года достиг $360-370 млн, напомнил Белов. «Все эти факторы и динамика прошлого года сохранилась и в 2021-м, поэтому мы видим такой прирост», — считает он.

Белов отметил, что при сохранении текущей ситуации по итогам года динамика экспорта молочных продуктов сохранится примерно на уровне прошлого года. Однако есть некоторые факторы, которые мешают наращивать поставки более активно, и все они носят долгосрочный характер, отметил Белов. «Например, сейчас между Россией и Китаем действует импортная пошлина на поставку молочной продукции. Это делает наш продукт менее конкурентоспособным по сравнению с поставками, например, из Аргентины, Новой Зеландии или Австралии, для которых действуют либо нулевые ставки, либо 5%, — прокомментировал он. — Для России они составляют в зависимости от позиции от 10% до 20%. Это задача, которую нужно в перспективе решать». По его словам, также есть вопросы, связанные с размерами компенсации логистических затрат по железной дороге. Также есть внутренние факторы, например, необходимость модернизации и ее дополнительной поддержки для перерабатывающих предприятий, ориентированных на экспорт, сказал глава «Союзмолока». «Тут в первую очередь речь идет о биржевых товарах: сухом цельном и сухом обезжиренном молоке, сыворотке и т. д.», — уточнил Белов. Он добавил, что важную роль в поддержке экспорта готовой молочной продукции играет сохранение возмещения части капзатрат на строительство ферм после 2021 года для формирования сырьевой базы.

Основным драйвером роста экспорта мясной продукции является мясо птицы — его вывоз в прошлом году вырос на 31%, сказал «Агроинвестору» президент Agrifood Strategies Альберт Давлеев. По его словам, также причиной роста стало открытие экспорта свинины во Вьетнам. «Отмечалось и некоторое увеличение продаж на рынки стран СНГ, в частности, в Казахстан. Это объяснялось относительно стабильной динамикой производства в первые три квартала прошлого года и значительным обесцениванием российской валюты по отношению к другим ведущим мировым валютам, — объяснил Давлеев. — В четвертом квартале эти позиции по экспорту мяса птицы удержать не удалось из-за значительного повышения конечной стоимости продукта и активной конкуренции на среднеазиатских рынках со стороны Украины. Во взаимодействии с Вьетнамом сработал фактор соглашения о свободной торговле между странами и активной работы Россельхознадзора, что позволило поставить значительные объемы российской свинины».

Эксперт отметил, что в Китай поставлялись не только субпродукты, например куриные лапки, но и мясная продукция — крылышки, окорочка и голень. Помимо этого, китайский рынок принял рекордно высокие объемы продукции из идейки, прежде всего голень. «Все это дало значительный толчок российского экспорта и вывело Россию на четвертое место среди крупнейших поставщиков птицеводческой продукции в Китай», — сказал Давлеев. Но самым громким «прорывом» на экспортные рынки он назвал расширение поставок российской курицы в Саудовскую Аравию и соседние страны Ближнего Востока, прежде всего, группой «Ресурс».

Давлеев не уверен, что в этом году повторится прошлогодний успех, в первую очередь из-за нехватки птицеводческой продукции на внутреннем рынке, ее значительного удорожания и потери конкурентных преимуществ этого продукта при экспорте. «Ожидания того, что мясному сектору поможет рост производства свинины пока не оправдываются, потому что в прошлом году прогнозировалось, что этот вид мяса будет прирастать минимум на 6-8%, но по результатам января-февраля рост составил чуть более 1%. Это говорит о том, что мяса на внутреннем рынке не хватает. Причем, мы еще не пережили сезон майских праздников, когда спрос на все категории мяса становится ударным», — заключил он.

Гендиректор Национального союза свиноводов (НСС) Юрий Ковалев ранее говорил «Агроинвестору», что в этом году прирост производства свинины составит не менее 250 тыс. т в живом весе, или около 200 тыс. т в убойном. «Распределение прироста по месяцам произошло таким образом, что первые три месяца показатели минимальны. Это связано с ударом африканской чумы свиней и плановым выводом мощностей, который начинается только со второго квартала. Поэтому если сейчас прирост идет на уровне 1-3%, то начиная с апреля-мая, он кратно увеличится», — отмечал Ковалев. Глава НСС также отметил, что в 2020 году экспорт свинины вырос почти на 90%, в основном за счет Гонконга и Вьетнама. «В 2021 году мы находимся на уровне поставок ноября-декабря прошлого года, но, по сравнению с данными января-февраля прошлого года, мы видим значительный прирост экспорта. Мы считаем, что в 2021 году вывоз будет примерно на уровне прошлого года», — оценил он.

Загрузка...